ёрий Ћевитанский
 все об авторе
ѕримечание: ѕотому что эти произведени€ вз€ты из других источников, € не ручаюсь за их достоверность. ¬ыверенные тексты наход€тс€ на заглавной странице автора. ѕо мере сверки с достоверными источниками, эти стихотворени€ будут переводитс€ в основной раздел.
—одержание:

» Ars poetica
» ј что же будет дальше, что же дальше?..
» јпрель
» Ѕанальный монолог
» Ѕывает ли это теперь...
» Ѕыли смерти, рождень€, разлады, разрывы...
» ¬ ћоскве мен€ не прописывали...
» ¬есеннего леса каприччо...
» ¬оспоминание о ћарусе
» ¬оспоминанье о скрипке
» ¬се уже круг друзей...
» √ибель `“итаника`
» √ор€щими листь€ми пахнет в саду...
» ƒавно ли покупали календарь...
» ƒн€ не хватает, дни теперь все короче...
» ƒорогие мои мальчишки
» ≈сть в музыке така€ неземна€...
» ∆ивешь, не чувству€ вериг...
» «авидую, кто быстро пишет...
» »рине
»  аждый выбирает дл€ себ€
»  ак мой дом опустел, все уехали...
»  ак показать весну
»  ак показать зиму
»  ак показать лето
»  ак показать осень
»  расный бо€рышник, веточка...
»  то-нибудь утром проснетс€ и ахнет...
»  то-то так уже писал...
» ћолитва о возвращенье
» ћоре по-латышски называетс€ юра...
» Ќе изменить цветам, что здесь цветут...
     » Ќовогоднее послание јрсению јлександровичу “арковскому
» ќ свободном стихе
» ќкрестности, пригород - как этот город зоветс€?..
» ќсенн€€ роща, едва запотевший €нтарь..
» ќстановилось врем€. Ўли часы...
» ќтец
» п°п∞пЉ пњпїп∞€ВпЄпї пЈп∞ €Бпµп±€П...
» пУпЊп≤пЊ€АпЄпїпЄ - пїп∞піпљпЊ, пњпЊ€Впµ€АпњпЄ...
» пХ€БпїпЄ п±€Л €П пЉпЊп® пљп∞€Зп∞€В€М €Бпљп∞€Зп∞пїп∞...
» п≠€ВпЊ€В пњпЊпЈпіпљпЄпє €Ап∞€Б€Бп≤пµ€В пЊп±пљп∞пґпЄпї...
» ѕадают листь€ осеннего сада...
» ѕесочные часы
» ѕлач о господине √ол€дкине
» ѕлач о майоре  овалеве
» ѕолночное окно
» ѕопытка убыстрень€
» ѕопытка утешень€
» ѕослание юным друзь€м
» ѕред вами жизнь мо€...
» ѕробужденье
» ѕроторенье дороги
» —квозь годы
» —колько нежных слов € не сказал...
» —негом ¬ремени вас заносит...
» —обирались наскоро...
» —тара€ женщина с авоськой
» “емный свод €зыческого храма...
» „еловек, отличающийс€ завидным упорством
» „еловек, похожий на старую машину
» „то-то случилось, нас все покидают...
» Ўла дорога к “ракаю...
» я был приглашен в один дом...
» я медленно училс€ жить...
» я руку и сердце нарисовал...
„≈Ћќ¬≈ , ќ“Ћ»„јёў»…—я «ј¬»ƒЌџћ ”ѕќ–—“¬ќћ
¬се дело тут в прот€женности,
в прот€женности дней,
в прот€женности лет или зим,
в прот€женности жизни.

„еловек,
отличающийс€ завидным упорством,
он швыр€ет с размаха палку
(камень,
коробку,
консервную банку)
и отрывисто произносит:
- Ўарик, возьми!

ƒруг человека Ўарик,
зан€тый, как обычно, проблемами
совершенно иного рода,
издалека виновато машет хвостом
и мысленно
как бы разводит руками -
дл€ нас это слишком сложно!

» все повтор€етс€ снова.

„еловек,
отличающийс€ завидным упорством,
швыр€ет с размаха палку...

ƒальше
происходит множество
всевозможных событий,
бесконечной чередой проход€т,
смен€€ друг друга
дни и недели,
дожди и метели,
солнечные затмень€,
землетр€сень€,
смены погоды,
годы -
словом, проходит жизнь.

Ќо истори€ эта конца не имеет,
ибо он,
человек,
отличающийс€ завидным упорством,
не подвержен старенью,
др€хленью
и умиранью.

„еловек,
отличающийс€ завидным упорством,
швыр€ет с размаха палку....
»сточник: ѕрислал читатель


ƒќ–ќ√»≈ ћќ» ћјЋ№„»Ў »
ћундиры, ментики, нашивки, эполеты.
ј век так короток - √осподь не приведи.
ћальчишки, умницы, российские поэты,
провидцы в двадцать и пророки к тридцати.

ћы всЄ их старше год от года, час от часа,
живем, на том себ€ с неловкостью лов€,
что нам те гении российского ѕарнаса
уже по возрасту год€тс€ в сыновь€.

 ак первый гром над поредевшими лесами,
как элегическа€ майска€ гроза,
звен€т над нашими с тобою голосами
почти мальчишеские эти голоса.

јх, танец бальный, отголосок погребальный,
посмертной маски полудетские черты.
√усар, поручик, дерзкий юноша опальный,
с м€тежным демоном сходившийс€ на "ты".

 аким же ветром обдиралась эта кожа,
какое плам€ видел он, какую тьму,
чтоб, словно жизнь безмерно долгую итожа,
в конце сказать -
                 "и зло наскучило ему"!

Ќе долгожители, не баловни фортуны -
провидцы смолоду, пророки искони...
ћы всЄ их старше, а они всЄ так же юны,
и нету судей у нас выше, чем они. 
»сточник: ѕрислал читатель


 ј∆ƒџ… ¬џЅ»–ј≈“ ƒЋя —≈Ѕя
 аждый выбирает дл€ себ€
женщину, религию, дорогу.
ƒь€волу служить или пророку -
каждый выбирает дл€ себ€.
 аждый выбирает по себе
слово дл€ любви и дл€ молитвы.
Ўпагу дл€ дуэли, меч дл€ битвы
каждый выбирает по себе.
 аждый выбирает по себе.
ўит и латы, посох и заплаты,
меру окончательной расплаты
каждый выбирает по себе.
 аждый выбирает дл€ себ€.
¬ыбираю тоже - как умею.
Ќи к кому претензий не имею.
 аждый выбирает дл€ себ€.
»сточник: Russians' Poetic Speech


* * *
«авидую, кто быстро пишет
и в благости своей не слышит,
как р€дом кто-нибудь не спит,
как за стеною кто-то ходит
всю ночь
и места не находит.
«авидую, кто крепко спит,
без сновидений,
и не слышит,
как р€дом кто-то трудно дышит,
как не проходит в горле ком,
как валидол под €зыком
сосулькой мартовскою тает,
а все дыхань€ не хватает.
«авидую, кто крепко спит,
не видит снов,
и быстро пишет,
и ничего кругом не слышит,
не видит ничего кругом,
а если видит,
если слышит,
то все же пишет о другом,
не дума€,
а что же значит,
что за стеною кто-то плачет.
 ак € завидую ему,
его уму,
его отваге,
его перу,
его бумаге, чернильнице,
карандашу!
ј € так медленно пишу,
как ношу трудную ношу,
как землю черную пашу,
как в стекла зимние дышу -
дышу, дышу
и вдруг
оттаиваю круг.
»сточник: Stihi@mit.edu


—“ј–јя ∆≈Ќў»Ќј — ј¬ќ—№ ќ…
ј вот €вленье грусти бесконечной,
хот€
на первый взгл€д
и беспричинной.
Ќа остановке где-нибудь конечной
старушка из автобуса выходит.
јх, город,
эти новые дома,
керамика,
стекло,
и алюминий!
 ака€ пестрота и легкость линий
в мен€ющихс€ контурах его,
кака€ гамма цветосочетаний!
«десь дл€ примера € бы показал
÷ентральный, скажем, аэровокзал
или ƒворец
дл€ бракосочетаний,
куда подъехал свадебный кортеж
с девчонкою в одежде подвенечной...
Ќо вот картина грусти бесконечной,
когда старушка площадь переходит.
јх, город,
все куда-то он спешит,
торопитс€ на €рмарки,
на рынки,
на свадьбы,
на рождень€,
на поминки,
проглатыва€ прессу на ходу,
прижав к себе попутные покупки,
нет-нет еще кос€сь на мини-юбки,
как бы стыд€сь,
что снова уличен
в приверженности к моде быстротечной...
Ќо вот картина грусти бесконечной,
и € едва не плачу в этот миг,
когда старушка площадь переходит,
в скрещенье всех событий мировых
шагает по дорожке пешеходной,
нес€ свою порожнюю авоську,
где, словно одинокий звук минорный
и словно бы воробушек оз€бший,
один лежит на донышке
лимон.
»сточник: Stihi@mit.edu


* * *
Ќе изменить цветам, что здесь цветут
» ревновать к попутным поездам,
Ќо что за мука оставатьс€ тут,
 огда ты должен находитьс€ там.

Ќу что тебе си€ние тех планет?
«ачем теб€ оп€ть влечет туда?
Ќо что за мука... ќтвернутьс€ - нет,
 огда ты должен задохнутьс€ - да.

Ќо двух страстей опасна эта смесь,
» эта спесь тебе не по летам,
Ќо что за мука оставатьс€ здесь,
 огда ты должен - там, и только там...

Ќо те цветы... Ќа них не клином свет,
ј поезда полночные идут.
Ќо разрыватьс€ между да и нет,
Ќо оставатьс€ между там и тут.

Ќо поезда... ”ход€т поезда,
» ты еще заплатишь по счетам
«а все свои не сказанные да,
«а все свои непрожитые там.
»сточник: Ѕиблиотека поэзии у ƒиогена


* * *
∆ивешь, не чувству€ вериг,
живешь - бежишь туда-сюда.
- Ќу как, старик? - ƒа так, старик!
∆ивешь - и горе не беда.
Ќо вечером, но в тишине,
но сам с собой наедине,
когда звезда стоит в окне,
как тайный согл€датай,
и что-то шепчет коридор,
как ростовщик и кредитор
и въедливый ходатай.
∆ивешь, не чувству€ верги,
и все на свете трын-трава.
- Ќу, как, старик? - ƒа так, старик!
- ƒавай, старик, качай права!
Ќо вечером, но в тишине,
но сам с собой наедине,
когда звезда стоит в окне,
как тайный согл€датай...
»так - не чувствуем вериг,
среди имен, среди интриг,
среди св€тых, среди расстриг
живешь - как сдерживаешь крик.
Ќо вечером, но в тишине... 
»сточник:  луб ’олост€ков


* * *
 то-нибудь утром проснетс€ и ахнет,
и удивитс€ - как близко черемухой пахнет,
пахнет влюбленностью, пахнет любовным признаньем,
жизнь впереди - как еще нераскрыта€ книга.
           то-нибудь утром проснетс€ сегодн€ и ахнет,
          и удивитс€ - как быстро черемуха чахнет,
          сохнет под окнами деревце, вьюгою пахнет,
          пахнет снегами, морозом, зимой, холодами.
 то-нибудь утром совсем не проснетс€,
кто-нибудь тихо губами к губам прикоснетс€
и задохнетс€ - как пахнет бинтами и йодом,
и стеарином, и свежей доскою сосновой.
          ¬ утреннем воздухе пахнет бинтами и йодом,
          и стеарином, и свежей доскою сосновой,
          пахнет снегами, морозом, зимой, холодами
          и - ничего не поделать - черемухой пахнет.
ѕахнет черемухой в утреннем воздух раннем.
ѕахнет влюбленностью, пахнет любовным признаньем.
„то бы там ни было с нами, но снова и снова
пахнет черемухой - и ничего не поделать!
»сточник:  луб ’олост€ков


* * *
—обирались наскоро,
обнимались ласково,
пели, балагурили,
пили и курили.
ƒень прошел - как не было.
Ќе поговорили.

¬иделись, не виделись,
ни за что обиделись,
помирились, встретились,
шуму натворили.
√од прошел - как не было.
Ќе поговорили.

“ак и жили - наскоро,
и дружили наскоро,
не жале€ тратили,
не скуп€сь дарили.
∆изнь прошла - как не было.
Ќе поговорили.
»сточник:  луб ’олост€ков


 ј  ѕќ ј«ј“№ «»ћ”
...Ќо вот зима,
и чтобы €сно было,
что происходит действие зимой,
€ покажу,
как женщина купила
на рынке елку
и несет домой,
и вздрагивает елочкино тело
у женщины над худеньким плечом.
Ќо женщина тут, впрочем,
ни при чем.
«десь речь о елке.
¬ ней-то все и дело.
»так,
€ покажу сперва балкон,
где мы увидим елочку сто€щей
как бы в преддверье
жизни предсто€щей,
всю в ожиданье близких перемен.
«атем € покажу ее в один
из вечеров
рождественской недели,
всю в блеске мишуры и канители,
как бы в полете всю,
и при свечах.
» наконец,
€ покажу вам двор,
где мы увидим елочку лежащей
среди метели,
медленно кружащей
в глухом пр€моугольнике двора.
Ѕезлюдный двор
и елка на снегу
точней, чем календарь нам обозначат,
что минул год,
что следующий начат.
„то за нелепой разной кутерьмой,
ах, Ѕоже мой,
как врем€ пролетело.
„то день хоть и длинней,
да холодней.
„то женщина...
Ќо речь тут не о ней.
«десь речь о елке.
¬ ней-то все и дело. 
»сточник:  луб ’олост€ков


ћќЋ»“¬ј ќ ¬ќ«¬–јў≈Ќ№≈
—емимиллионный город не станет меньше,
если один человек из него уехал.
Ќо вот один человек из него уехал,
и город огромный вымер и опустел.

» вот € иду по этой пустой пустыне,
куда € иду, зачем € иду, не знаю,
который уж день вокруг никого не вижу,
и только песок скрипит на моих зубах.

ѕрости, о семимиллионный великий город,
о семь миллионов добрых моих сограждан,
но € не могу без этого человека,
и мне никого не надо, кроме него.

Ћюбима€, мой ребенок, мо€ невеста,
мой праздник, мое мученье, мой грешный ангел,
молю теб€, как о милости, - возвращайс€,
€ больше ни дн€ не вынесу без теб€!
(ќ √осподи, сделай так, чтоб она вернулась,
о √осподи, сделай так, чтоб она вернулась,
о √осподи, сделай так, чтоб она вернулась,
ну, что тебе стоит, √осподи, сделать так!)

» вот € стою один посреди пустыни,
стотыс€чный раз повтор€€, как заклинанье,
то им€, которое сам € тебе придумал,
единственное, известное только мне.

ƒит€ мое, мо€ мука, мое спасенье,
мой вымысел, наважденье, фата-моргана,
синичка в бездонном небе моей пустыни,
молю теб€, как о милости, - возвратись!
(ќ √осподи, сделай так, чтоб она вернулась,
о √осподи, сделай так, чтоб она вернулась,
о √осподи, сделай так, чтоб она вернулась,
ну, что тебе стоит. √осподи, сделать так!)

» вот на песке стою, преклонив колена,
стотыс€чный раз повтор€€ свою молитву,
и чувствую -
                     мой рассудок уже мутитс€,
и речь мо€ все невн€тнее и темней.

Ћюбима€, мой ребенок, мо€ невеста
(но € не могу без этого человека),
мой праздник, мое мученье,
                     мой грешный ангел
(но мне никого не надо, кроме него),
мой вымысел, наважденье, фата-моргана
(о √осподи, сделай так, чтоб она вернулась),
синичка в бездонном небе моей пустыни
(ну что тебе стоит, √осподи, сделать так)!
»сточник:  луб ’олост€ков


* * *
 расный бо€рышник, веточка, весть о пожаре,
                             см€тенье,
                              гуденье набата.
¬се ты мне видишьс€ где-то за снегом, за вьюгой,
                             за пологом вьюги,
                              среди снегопада.
¬ красных сапожках, в малиновой шубке,
                             бо€рышн€, девочка,
                              елочный шарик малиновый
                               где-то за снегом, за вьюгой,
                                за пологом белым бурана.
„то занесло теб€ в это круженье €нварского снега -
                             тебе еще врем€ не вышло,
                              тебе еще рано!
„то тебе эти лет€щие косо т€желые хлопь€,
                             кип€ща€ эта лавина?
„то тебе вьюги мои и мои снегопады -
                             ты к ним непричастна
                              и в них не повинна!
„то за прив€занность, что за дурное пристрастье,
                             престранна€ склонность
                              к бенгальскому зимнему свету,
                               к поре снегопада!
¬ыбеги, выберись, выйди, покуда не поздно,
                             из этого белого круга,
                              из этого вихр€ кромешного,
                               этого снежного ада!
„то за манера и что за уменье опасное
                             слышать за каждой случайной метелью
                              победные клики, победное пенье валькирий!
ќ, ты не знаешь, куда заведет теб€ завтра
                             твое сумасбродство,
                              твой ангел-губитель,
                               твой трижды безумный ¬ергилий!
 ак ты решилась, зачем ты доверилась
                             этому позднему зимнему свету,
                              трескучим крещенским морозам,
                               €нварским погодам?
“ы еще после успеешь, успеешь когда-нибудь после,
                             когда-нибудь там, у себ€,
                              за двухтыс€чным годом.
Ёти уроки тебе преждевременны,
                             о, умол€ю теб€,
                              преклонив пред тобою колена, -
¬ыбеги, выдерись, вырвись, покуда не поздно,
                             из этого белого круга,
                              из этого зимнего плена!
я отпускаю теб€ - отпусти мне грехи мои -
                             € отпускаю теб€,
                              € теб€ отпускаю.
ћедленно-медленно руки твои
                             из моих коченеющих рук
                              выпускаю.
Ќо еще долго мне слышитс€ отзвук набата,
                             и, словно лампада
                              сквозь сон снегопада,
                               сквозь танец метели,
                                томительно-однообразный, -
 расное облачко, красный бо€рышник,
                             шарик на ниточке красный. 
»сточник:  луб ’олост€ков


ѕќЋЌќ„Ќќ≈ ќ Ќќ
¬ чужом окне чужа€ женщина не спит.
„ужа€ женщина в чужом окне гадает.
 ака€ карта ей сегодн€ выпадает?
ѕошли ей. √осподи, четверку королей!

 ороль бубей, король трефей, король червей,
король пиковый, полуночна€ морока.
¬се карты спутаны - ах, поздн€€ дорога,
пустые хлопоты, случайный интерес.

„ужа€ женщина, полночное окно.
—редина августа, пустынное предместье.
ѕредвестье осени, внезапное известье
о приближенье первых чисел сент€бр€.

„ужа€ женщина, случайный интерес.
¬се карты спутаны, последний лепет лета.
—редина августа, две дамы, два валета,
предвестье осени, дес€тка и король.

ѕредвестье осени, преддверье сент€бр€.
Ќевн€тный шелест, бормотанье, лепетанье.
ƒожд€ и топол€ полночное свиданье,
листвы и капель полусонный разговор.

„ужа€ женщина, полночное окно.
—редина августа, живу в казенном доме.
ѕреддверье осени, и ночь на переломе,
и масть бубнова€ скользит по топол€м.

„ужа€ женщина, последний свет в окне.
» топол€ мен€ют масть, и дом казенный
спит, как невинно осужденный и казненный
за чьи - неведомо, но т€жкие грехи.
»сточник:  луб ’олост€ков


* * *
ѕадают листь€ осеннего сада,
в землю ложитс€ зерно,
что преход€ще, а что остаетс€,
знать никому не дано.
          Ѕелый мазок на холсте безым€нном,
          в€зи старинной строка.
          „то остаетс€, а что преход€ще -
          тайна си€ велика.
ѕлам€ погаснет и высохнет русло,
наземь падут дерева...
Ёта проста€ и мудра€ тайна
вечно пребудет жива...
          “ак отчего так победно и громко
          где-то над талой водой -
          все остаетс€! все остаетс€! -
          голос поет молодой?
» отчего так легко и звен€ще
в гуще сплетенных ветвей -
непреход€ще! непреход€ще! -
юный твердит соловей?
»сточник:  луб ’олост€ков


* * *
ј что же будет дальше, что же дальше?
”же за той чертой, за тем порогом?
ј дальше будет фабула ина€
и новым завершитс€ эпилогом.
          », не чура€сь фабулы вчерашней,
          пока друга€ наново творитс€,
          неповторимость этого мгновень€
          в каком-то новом лике отразитс€.
» станет совершенно очевидным,
пока торитс€ нова€ дорога,
что в эпилоге были зерна
и нового начала и пролога.
          » снова будет дождь бродить по саду,
          и будет пахнуть сад светло и важно.
          ј будет это с нами иль не с нами -
          по существу, не так уж это важно.
» кто-то вскрикнет: - Ќет, не уезжайте!
я пропаду, пущусь за ¬ами следом!..
ј будет это с нами иль с другими -
в конечном счете, суть уже не в этом.
          » кто-то от обиды задохнетс€,
          и кто-то от восторга онемеет...
          ј будет это с нами или с кем-то -
          в конце концов, значень€ не имеет. 
»сточник:  луб ’олост€ков


* * *
ќсенн€€ роща, едва запотевший €нтарь,
и реки, и броды.
ѕора опадающих листьев, высокий алтарь
притихшей природы.
          ѕора опадающих листьев, ты что мне сулишь,
          живу ожиданием встречи,
          а то, что мен€ окружает, всего только лишь
          кануны ее и предтечи.
„его ожидаю? «ачем так опасно спешу
все метить особою метой?
∆иву ожиданьем одним, только им и дышу,
как рощею этой.
          ќсенн€€ роща, о мой календарь отрывной,
          мой воздух €нтарный,
          где каждый березовый лист шелестит надо мной,
          как лист календарный.
ќ мой календарь! —паси и помилуй мен€,
приблизь эти числа.
»наче все дни и все числа без этого дн€
лишаютс€ смысла.
          ∆иву ожиданьем, помилуй мен€ календарь,
          живу ожиданием встречи.
          ...ќсенн€€ роща, природы св€щенный алтарь,
          и тепл€тс€ свечи. 
»сточник:  луб ’олост€ков


* * *
я руку и сердце нарисовал
красками на картоне.
“ам сердце мое, как червовый туз,
лежит на моей ладони.
          » так как полцарства нет у мен€,
          а тем более - полумира,
          прими от мен€ этот скромный дар
          в качестве сувенира.
» дабы значенье ему придать
дарственной, что ли, вроде,
€ выведу крупно карандашом
надпись на обороте -
          мол, руку свою и сердце свое,
          аки жених во храме,
          дарит старый король трефей
          юной бубновой даме.
ј понеже полцарства нет у него,
а тем паче нет полумира,
сей скромный дар он просит прин€ть
в качестве сувенира.
          Ќу а как не изволит она его
          честью почтить такою -
          она может вернуть ему сердце его
          вместе с его рукою.
»сточник:  луб ’олост€ков


* * *
ƒавно ли покупали календарь,
а вот уже почти перелистали,
и вот уже на прежнем пьедестале
себе воздвигли новый календарь
и он стоит, как новый государь,
чей норов до поры еще неведом,
и подданным пока не угадать,
дарует ли он мир и благодать,
а, может быть, про€витс€ не в этом.
јх, государь мой, новый календарь,
три с половиной сотни, чуть поболе,
страниц надежды, радости и боли,
спрессованна€ стопочка листов,
билетов именных и пропусков
на право беспреп€тственного входа
под своды наступающего года,
где точно обозначены уже
часы восхода и часы захода
рождень€ чей-то день и день ухода
туда, где больше не т календарей,
и нет ни декабрей, ни €нварей,
а все одно и то же врем€ года.
јх, √осударь мой, новый календарь!
„то б ни было, пребуду благодарен
за каждый лист, что будет мне тобой подарен,
за каждый день такой-то и такой
из них, что мне бестрепетной рукой
отсчитаны и строго, и бесстрастно.
...» снова первый лист перевернуть -
как с берега высокого нырнуть
в холодное бегущее пространство. 
»сточник:  луб ’олост€ков


* * *
ѕред вами жизнь мо€ - прочтите жизнь мою.
≈е, как рукопись, на суд вам отдаю,
          как достоверный исторический роман,
          где есть местами романтический туман,
но неизменно пробивает себе путь
реалистическа€ соль его и суть.
          ѕрочтите жизнь мою, прочтите жизнь мою.
          я вам ее на суд смиренно отдаю.
я все вложил в нее, что знал и что имел.
я так писал ее, как мог и как умел.
          » стоит вам хот€ б затем ее прочесть,
          чтоб все грехи мои и промахи учесть,
чтоб всех оплошностей моих не повтор€ть,
на повторенье уже врем€ не тер€ть, -
          мне так хотелось бы, чтоб повесть ваших дней
          моей была бы и правдивей, и верней!
»сточник:  луб ’олост€ков


* * *
Ѕывает ли это теперь,
как прежде когда-то бывало, -
чтоб вьюга в ночи завывала
и негде укрытьс€ в пути?
          —лучаетс€ ль это теперь,
          как прежде когда-то случалось, -
          чтоб снежна€ ветка стучалась
          в ночное слепое окно?
Ѕывает ли это теперь?..
 онечно, конечно, бывает -
и вьюга в ночи завывает,
и негде укрытьс€ в пути,
          и долго в ночное окно
          мохната€ ветка стучитс€...
          ƒа, все это можно случитьс€,
          но только уже не со мной.
ƒавно улеглись по углам
бураны мои и метели.
ќтпели давно, отсвистели
все лучшие вьюги мои.
          ...» снова мне снитс€ всю ночь,
          как вьюга вдали зазывает,
          все кличет мен€, завывает,
          все манит и манит к себе. 
»сточник:  луб ’олост€ков


* * *
—негом ¬ремени вас заносит - все больше белеем.
ћногих и вовсе в этом снегу погребли.
ќдин за другим приближа€сь к своим юбилеем,
белые, словно парусные корабли.
          » не трубы, не марши, не речи, не почести пышные,
          и не флаги расцвечивань€, не фейерверки вослед.
          ѕ€тидес€ти пушек залпы неслышные.
          ѕ€тидес€ти невидимых молний свет.
» три, навсегда раст€нувшиес€ минуты молчани€.
» вечным прощением пахнуща€ трава.
...ћоре терпени€. Ѕерег «абвени€. Ѕухта ќтча€ни€.
ѕоследней Ќадежды туманные острова.
          » снова подводные рифы и скалы опасные.
          » снова к глазам подступает бела€ мгла.
          Ќу что ж, ваше дело... ѕлывите, парусники!
          ћожет, «емл€ и вправду еще кругла.
» снова вас треплет качка осатанела€,
и оста, и веста безумна€ прыть.
...¬ белом снегу, как в белом тумане, флотили€ бела€ -
неведомо сколько кому остаетс€ плыть.
          Ѕелые хлопь€ вьютс€ над вами, чайки летают.
          —лед за кормою, тоненька€ полоса.
          ¬ белом снегу, как в белом тумане, медленно тают
          попутного ветра не ждущие паруса. 
»сточник:  луб ’олост€ков


* * *
—колько нежных слов € не сказал,
сколько их ненужных обронил.
—колько € стихов не написал,
сколько их до срока схоронил.
          ѕосреди нехоженой травы,
          в чаще лебеды и лопухов,
          шапку сн€в с повинной головы,
          прохожу по кладбищу стихов.
Ќи крестов, ни траурных знамен
в этом темном месте и глухом.
«вездочки сто€т вместо имен
по три, по три, по три над стихом.
          √олова повинна€, молчу.
          ¬гл€дываюсь вдаль из под руки.
          —тавлю запоздалую свечу
          возле недописанной строки.
“ихий свет над черною травой.
ѕолночь неподвижна и тиха.
 лан€юсь повинной головой
праху неизвестного стиха. 
»сточник:  луб ’олост€ков


* * *
≈сть в музыке така€ неземна€,
как бы не здесь рожденна€ печаль,
которую ни скрипка, ни ро€ль
до основань€ вычерпать не могут.
          » арфы сладкозвучна€ струна
          или органа трепетные трубы
          дл€ той печали слишком, что ли, грубы
          дл€ той безмерной скорби неземной.
Ќо вот они сошлись, соедин€сь
в могучее сообщество оркестра,
и палочка всесильного маэстро,
как перст судьбы, указывает ввысь.
          “уда, туда, где звездные миры,
          и нету им числа и нет предела.
          ќ, этот дирижер - он знает дело.
          ќн их в такие выси вознесет!
“уда, туда, все выше, все быстрей,
где звездна€ неистовствует фуга...
ћетет метель. Ќеистовствует вьюга.
ќни уже дрожат.  ак их тр€сет!
           ак в шторм дев€тибальна€ волна,
          в беспам€тстве их кружит и мотает,
          и капельки всего лишь не хватает,
          чтоб сердце, наконец, разорвалось.
Ќо что-то остаетс€ там на дне,
и плещетс€ в таинственном сосуде,
остаток, тот осадок самой сути,
ее безмерной скорби неземной.
          » вот тогда, с подоблачных высот,
          той капельки владетель и хранитель,
          нисходит инопланет€нин ћоцарт
          и нам бокал с улыбкой подает:
и можно до последнего глотка
испить ее, всю горечь той печали,
чтоб чу€ уже холод за плечами,
вдруг удивитьс€ - как она сладка! 
»сточник:  луб ’олост€ков


* * *
ќстановилось врем€. Ўли часы,
а между тем остановилось врем€,
и было странно слышать в это врем€,
как где-то еще тикают часы.

ќни еще стучали, как вчера,
меж тем как врем€ впр€мь остановилось,
и временами страшно становилось
от мерного тиктакань€ часов.

≈ще скрипели где-то шестерни,
т€желые постукивали стрелки,
как эхо арьергардной перестрелки
поспешно отступающих частей.

≈ще какой-то колокол гудел,
но был уже едва ль не св€тотатством
в тумане над ¬естминстерским аббатством
меланхолично плывший перезвон.

—тучали падуанские часы,
и педантично —трасбургcкие
били, и четко нас на четверти дробили
ћилана мелодичные часы.

Ќо в хоре.этих звучных голосов
был как-то по-особенному страшен
не этот звон, плывущий с древних башен
по черепицам кровель городских -

но старые настенные часы,
в которых вдруг оконце открывалось,
и из него так €сно раздавалось
лесное позабытое ку-ку.

ѕевунь€ механическа€ та
зрачками изумленными вращала
и, смыслу вопреки, не прекращала
смешного волхвовань€ своего.

ќна вела свой счет моим годам,
и путала,
и начинала снова,
и этот звук пророчества лесного
всю душу мне на части разрывал.

» € спросил у ‘ауста:
- «ачем,
на целый мир воскликнув громогласно:
"ќстановись, мгновенье, ты прекрасно!",
забыли вы часы остановить?

» € спросил у ‘ауста:
-   чему,
легко остановив движенье суток,
как некий сумасбродный предрассудок,
вы этот звук оставили часам?

» ‘ауст мне ответил:
- ќ mein Herr,
живущие во времени сто€щем
не смеют знать о миге предсто€щем
и этих звуков слышать не должны.

  тому же все влюбленные, mein Freund,
каким-то высшим зреньем облада€,
умеют жить, часов не наблюда€.
ј вы, mein Herz, видать, не влюблены?!

» что-то в этот миг произошло.
“от старый плут, он знал, куда он метил.
» год прошел -
а € и не заметил.
» пробил час
- а € не услыхал.
»сточник:  луб ’олост€ков


»–»Ќ≈
«ачем послал теб€ √осподь
и в качестве кого?
¬едь ты не кровь мо€, не плоть
и, более того,
ты даже не из этих лет -
ты из другого дн€.
«ачем послал теб€ √осподь
испытывать мен€
и сделал так, чтоб € и ты-
как выдох и как вдох -
сошлись у кра€, у черты,
на стыке двух эпох,
на том незримом рубеже,
как бы вневременном,
когда ты здесь, а € уже
во времени ином,
и сквозь завалы зим и лет,
лежащих впереди,
уже кричу тебе вослед -
постой, не уходи!
сквозь полусон и полубред -
не уходи, постой! -
еще вослед тебе кричу,
но ты мен€ не слышишь. 
»сточник:  луб ’олост€ков


— ¬ќ«№ √ќƒџ
ѕрохожу по рынку,
словно иду сквозь годы.

- ћолодой человек, -
окликают мен€
в цветочном р€ду, - вот, пожалуйста, -
замечательные хризантемы!

- ћужчина, -
взывает ко мне продавщица фруктов, -
посмотрите, какие персики,
специально дн€ вас!

- ѕапаша, -
вопрошает мен€
девица,
торгующа€ овощами, -
не желаете ли капустки
дл€ свеженьких щец?

ј паренек по соседству
кричит мне
чуть не в самое ухо:
- ƒедул€,
укропчика не забудьте,
петрушечки
не забудьте купить!

» € малодушно,
едва ль не бегом,
возвращаюсь туда,
где продают ненужные мне
хризантемы,
в тайной надежде
снова услышать -
молодой человек,
молодой человек!
»сточник:  луб ’олост€ков


ѕ≈—ќ„Ќџ≈ „ј—џ
ѕроснутьс€ было так неинтересно,
настолько не хотелось просыпатьс€,
что € с постели встал,
не просыпа€сь,
умылс€ и побрилс€,
выпил чаю,
не просыпа€сь,
и ушел куда-то,
был там и там,
встречалс€ с тем и с тем,
беседовал о том-то и о том-то,
кого-то посещал и навещал,
входил,
сидел,
здоровалс€,
прощалс€,
кого-то от чего-то защищал,
куда-то вновь и вновь перемещалс€,
усовещал кого-то
и прощал,
кого-то где-то чем-то угощал
и сам ответно кем-то угощалс€,
кому-то что-то твердо обещал,
к неизъ€снимым тайнам приобщалс€
и, смутной жаждой действи€ томим,
знакомым и при€тел€м своим
какие-то оказывал услуги,
и даже одному из них помог
дверной отремонтировать замок
(при€тель ждал приезда тещи с дачи)
ну, словом, € поступки совершал,
решал разнообразные задачи -
и в то же врем€ двигалс€, как тень,
не просыпа€сь,
между тем, как день
все врем€ просыпалс€,
просыпалс€,
пересыпалс€,
сыпалс€
и тек
меж пальцев, как песок
в часах песочных,
покуда весь просыпалс€,
истек
по желобку меж конусов стекл€нных,
и верхний конус надо мной был пуст,
и там уже поблескивали звезды,
и можно было вновь идти домой
и лечь в постель,
и лампу погасить,
и ждать,
покуда кто-то надо мной
перевернет песочные часы,
переместив два конуса стекл€нных,
и снова слушать,
как течет песок,
неспешное отсчитыва€ врем€.

я был частицей этого песка,
участником его высоких взлетов,
его жестоких бурь,
его падений,
его неодолимого броска;
которым все мгновенно измен€лось,
того неукротимого броска,
которым неуклонно измер€лось
движенье дней,
столетий и секунд
в безмерной череде тыс€челетий.

я был частицей этого песка,
живущего в своих больших пустын€х,
частицею огромных этих масс,
бегущих равномерными волнами.

 акие ветры отпевали нас!
 акие вьюги плакали над нами!
 акие вихри двигались вослед!

» € не знаю,
сколько тыс€ч лет
или веков
промчалось надо мною,
но длилась бесконечно жизнь мо€,
и в ней была первичность быти€,
подвластного устойчивому ритму,
и в том была гармони€ сво€
и ощущенье прочного поко€
в движенье от броска и до броска.

я был частицей этого песка,
частицей бесконечного потока,
вершащего неутомимый бег
меж двух огромных конусов стекл€нных,
и мне была по нраву жизнь песка,
несметного количества песчинок
с их общей и необщею судьбой,
их пиршества,
их праздники и будни,
их страсти,
их высокие порывы,
весь пафос их намерений благих.

  тому же,
среди множества других,
кружившихс€ со мной в моей пустыне,
была одна песчинка,
от которой
€ был, как говоритс€, без ума,
о чем она не ведала сама,
хот€ была и тьмой моей,
и светом
в моем окне.

 то знает, до сих пор
любовь еще, быть может...

Ќо об этом
еще особый будет разговор.

’очу оп€ть туда, в года неведень€,
где так малы и так наивны сведень€
о небе, о земле...
ƒа, в тех годах
преобладает вера,
да, слепа€,
но как при€тно вспомнить, засыпа€,
что держитс€ земл€ на трех китах,
и просыпа€сь -
да, на трех китах
надежно и устойчиво покоитс€,
и ни о чем не надо беспокоитьс€,
и мир - сама устойчивость,
сама
гармони€,
а не бездонный хаос,
не эта убегающа€ тьма,
имеюща€ склонность к расширенью
в кругу вселенской черной пустоты,
где затер€лс€ одинокий шарик
верт€щийс€...
—пасибо вам, киты,
за прочную иллюзию поко€!
 акой ценой,
ценой каких потерь
€ оценил, как сладостно незнанье
и как опасен пагубный искус -
познань€ дух злокозненно-зловредный.
Ќо этот плод,
ах, этот плод запретный -
как сладок и как горек его вкус!..

ћеж тем песок в моих часах песочных
просыпалс€,
и надо мной был пуст
стекл€нный купол,
там сверкали звезды,
и надо было выждать только миг,
покуда снова кто-то надо мной
перевернет песочные часы,
переместив два конуса стекл€нных,
и снова слушать,
как течет песок,
неспешное отсчитыва€ врем€.
»сточник: ѕрислал читатель


ќ“≈÷
ќн лежал на спине,
как ребенок,
€ поил его чаем из ложки,
вытирал его лоб и губы
влажной больничной марлей,
не отход€ от него
все дес€ть дней и ночей,
не зна€ еще,
что будут они последними.
ќн лежал на спине,
как ребенок,
гл€д€ печально
куда-то перед собой.
- “рудно,- любил говорить он,-
бывает
только первые п€тьдес€т лет.-
Ёто была его любима€ поговорка.
Ћегкой жизни не знал он.
Ќичего за жизнь не скопил.
- ѕосле войны,-
говорил, размечтавшись когда-то,-
всем куплю по буханке хлеба
и одну из них съем
сам.-

“ак за всю свою жизнь
ничего не скопил,
ничего не имел.
Ќе умел.

„увство юмора
было единственным
его капиталом -
тем единственным
драгоценным металлом,
которым столь щедро
его наделил господь...

√осподи,
помоги же и мне
до последнего дн€
не растратить его
и сберечь,
королевское это
наследство -
кстати сказать,
далеко не худшее средство
дл€ безбедного существовань€
на этой земле.
»сточник: ѕрислал читатель


* * *
√ор€щими листь€ми пахнет в саду,
прощайте,
€ больше сюда не приду.
ƒымитс€ бумага,
чернеют листы.
—жигаю мосты.

„ернеют листы,
т€желеет рука.
Ѕикфордовым шнуром
дымитс€ строка.
ѕоследние листь€,
деревь€ пусты.
—жигаю мосты.

ѕрощайте,
прощальный свершаю обр€д.
ќсенние листь€,
как порох, гор€т.
» капли на стеклах,
как слезы, чисты.
—жигаю мосты.

я больше уже не приду в этот сад.
»ду, чтоб уже не вернутьс€ назад.
ƒо ранней,
зеленой,
последней звезды
сжигаю мосты.
»сточник: ѕрислал читатель


* * *
я медленно училс€ жить,
ученье трудно мне давалось.
  тому же часто удавалось
урок на после отложить.

ѕолжизни € училс€ жить,
и мне за леность доставалось -
но ведь полжизни оставалось,
€ полагал,
куда спешить!

я невнимателен бывал -
то забывал семь раз отмерить,
то забывал слезам не верить,
урок мне данный забывал.

» все же € училс€ жить.
ќтличник - нет, не получилс€.
«ато терпенью научилс€,
уменью жить и не тужить.

я поздно научилс€ жить.
— былою ленью разлучилс€.
ƒа правда ли,
что научилс€,
как надо, научилс€ жить?

» сам плечами лишь пожмешь,
когда с утра забудешь снова:
не выкинуть из песни слова
и что посеешь, то пожнешь.

» снова, снова к тем азам,
в бумагу с головой заройс€.
- —езам,- € говорю,- откройс€! -
Ќе отвор€етс€ —езам.
»сточник: ѕрислал читатель


* * *
“емный свод €зыческого храма,
—клад и неусыпна€ охрана.

÷епь, ее несобранные звень€.
«рительна€ пам€ть, пам€ть зрень€...

“айный склад и строга€ охрана.
ѕолотно широкого экрана.

ћагниевых молний озарень€.
«рительна€ пам€ть, пам€ть зрень€...

Ќо - и полотно киноэкрана
и - незаживающа€ рана,

и - неутихающа€ мука
повторень€ пройденного круга.

ќ, необъ€снимое стремленье
на мгновенье выхватить из мрака

берег, одинокое строенье,
женский профиль, поле, край оврага,

санки, елку, нитку канители,
абажур за шторкою метели,

стеклышко цветное на веранде,
€блоко зеленое на ветке...

ѕам€ть зрень€, своеволье, прихоть,
словно в пропасть без огл€дки прыгать,

без конца проваливатьс€, падать
в пам€ть зрень€, в зрительную пам€ть,

и копать под черными пластами,
в пам€ти просеивать, как в сите,

слыша, как под черными крестами -
откопайте! - прос€т - воскресите!..

я копаю, день и ночь копаю,
осторожно почву разгребаю,

на лопату опершись, курю.
- Ѕедный …орик! - тихо говорю.
»сточник: ѕрислал читатель


* * *
ћоре
по-латышски
называетс€ ю р а,
но € не знал еще этого,
когда вышел однажды под вечер
на пустынное побережье
и внезапно увидел огромную,
указывающую куда-то вдаль
стрелу,
на которой было написано
мое им€ ёра
(как на давних военных дорогах -
названь€ чужих городов,
не вз€тых покуда нами).

Ёто было забавно и странно,
хот€ и немного жутко
одновременно.
 азалось, что кто-то
мне дарит
простую такую возможность
найти наконец-то себ€
в этом мире.
Ёто было игрой
под названьем
"»щите себ€"
(и, конечно, в нем слышалась просьба
"ищите мен€!",
ибо сам не найдешь себ€,
если кто-то теб€ не найдет)...

јх, друзь€ мои,
как замечательно было б
поставить на наших житейских дорогах
подобные стрелы
с нашими именами -
от скольких бы огорчений
могло бы нас это избавить!

...»щите мен€,
ищите за той вон горой,
у той вон реки,
за теми вон соснами -
теперь уже вам не удастс€
сослатьс€ на то,
что вы просто не знаете,
где €!
»сточник: ѕрислал читатель


* * *
¬есеннего леса каприччо,
капризы весеннего сна,
и ночь за окошком, как притча,
чь€ тайна€ суть не€сна.

јх, странна€ эта задача,
где что-то скрываетс€ под
из области детского плача,
из области женских забот,

где смутно мерещитс€ что-то,
страшащее нас неспроста,
из области устного счета
хот€ бы сначала до ста,

из области школьной цифири,
что вскоре нам душу проест,
и музыки,

скрытой в эфире,
и в мире, лежащем окрест.

јх, лучше давайте забудем,
как т€гостна та благодать.
ƒавайте сегодн€ не будем
на гуще кофейной гадать.

ѕусть леса таинственный абрис,
к окну подступа€ чуть свет,
нам будет нашептывать адрес,
подсказывать верный ответ -

давайте не слушать подсказок
всех этих проныр и пролаз
из тайного общества сказок,
где сплетни плетутс€ про нас.

ѕусть тайною тайна пребудет.
ѕусть капл€ на ветке дрожит.
» пусть себе будет, что будет,
уж раз ему быть надлежит.
»сточник: ѕрислал читатель


* * *
Ўла дорога к “ракаю,
литовска€ осень была еще
в самом начале,
и в этом начале
нас озера “рака€ своим обручали кольцом,

а высокие кроны лесные венчали.
¬се вокруг замирало, стремительно близилс€ рокот
дев€того вала
и грохот обвала.
» ѕрекрасной ≈лены божественный лик
без труда ћаргарита мо€ затмевала.
ѕлыл, как лодочка, лист по воде,
и плыла тишина,
и легко показатьс€ могло
временами,
что уже никого не осталось на этой земле,
кроме нас -
только мы и озера,
и травы под нами,
и кроны над нами.
ј меж тем кто-то третий все врем€
неслышно бродил вокруг нас
и таилс€ в траве
над обрывом,
у самого кра€.
“о, наверно, мой ‘ауст за нами следил
из прибрежных кустов,
ухмыл€€сь в усы
и ладони хитро потира€.

’олодало, темнело, виденье “ракайского замка
в озерной воде
потемневшей -
все тише качалось.
Ќачиналась литовска€ ранн€€ осень,

короткое лето на этом кончалось.
» не зна€ еще, доведетс€ ли нам
к этим добрым озерам
приехать когда-нибудь снова,
€ из ветки случайной лесной,
как господь,
сотворил человечка лесного
смешного.

я его перочинным ножом обстрогал добела,
человеческим ликом его наделил,
и когда завершил свое дело,
осторожно поставил на толстую ветку его
и шпагатом к стволу прив€зал
его хрупкое тело.
» когда мы ушли, он осталс€ один там сто€ть
над холодной вечерней водой,
и без нас уже листь€ с осенних дерев
облетели.
...¬ этот час, когда ветер тревожно стучитс€
в ночное окно,
в этот час €нвар€ и полночной метели,
до озноба отчетливо вдруг представл€ю,
как он там сейчас одиноко стоит
над застывшей водой,
за ночными снегами
и мглою морозно-лиловой,
от всего отрешенный, отвергнутый идол любви,
дерев€нный смешной человечек
из ветки еловой.
»сточник: ѕрислал читатель


* * *
-  то-то так уже писал.
ƒл€ чего ж ты пишешь, если
кто-то где-то, там ли, здесь ли,
точно так уже писал!

 то-то так уже любил.
“ак зачем тебе все это,
если кто-то уже где-то
так же в точности любил!

- Ќе желаю, не хочу
повтор€ть и повтор€тьс€.
 ак иголка
затер€тьс€
в этом мире не хочу.

≈сть желанье у мен€,
и других € не имею -
так любить, как € умею,
так писать, как € могу.

- јх ты, глупа€ душа,
все любили,
все писали,
пили, ели, ос€зали
точно так же, как и ты.

Ќу, пускай и не совсем,
не буквально и не точно,
не дословно, не построчно,
не совсем - а все же так.

“ы гордыней обу€н,
но смотри, тво€ гордын€ -
ненадежна€ твердын€,
пропадешь в ней ни за грош.

“ы дождешьс€ многих бед,
ты погибнешь в этих спорах -
ты не выдумаешь порох,
а создашь велосипед!..

- Ќу, конечно,- говорю,-
это знают даже дети -
было все уже на свете,
все бывало,- говорю.

Ќо позвольте мне любить,
а писать еще тем паче,
так -
а все-таки иначе,
так -
а все же не совсем.

ѕусть останутс€ при мне
эта мука и томленье,
это странное стремленье
быть всегда самим собой!..

» оп€ть звучит в ушах
нескончаемое это -
было, было уже где-то,
кто-то так уже писал!
»сточник: ѕрислал читатель


ЅјЌјЋ№Ќџ… ћќЌќЋќ√
я б мог сказать:
-  ак сорок тыс€ч братьев!..-
я б мог вскричать:
- —ильней всего на свете!..-
я мог бы повторить:
- ƒороже жизни!..- .
Ќо чей-то голос
вкрадчиво и тихо
нашептывает мне,
напомина€,
как мало можно выразить словами,
а это все -
слова, слова, слова...

» все-таки
всей грешной моей плотью,
душою всею,
клеточкою каждой,
всем существом моим
ежеминутно
не €,
но тот,
во мне живущий кто-то,
оп€ть кричит:

-  ак сорок тыс€ч братьев!..-
и вопиет:

- —ильней всего на свете!..-
едва ли не навзрыд:

- ƒороже жизни!..-
но к этому €зык мой непричастен,
но все это -
помимо моей воли,
но все это -
не говор€ ни слова
и даже звука не произнос€.
»сточник: ѕрислал читатель


ѕќ—ЋјЌ»≈ ёЌџћ ƒ–”«№яћ
я, побывавший там, где вы не бывали,
€, повидавший то, чего вы не видали,
€, уже  т а м  сто€вший одной ногою,
€ говорю вам - жизнь все равно прекрасна.

ƒа, говорю €, жизнь все равно прекрасна,
даже когда трудна и когда опасна,
даже когда несносна, почти ужасна -
жизнь, говорю €, жизнь все равно прекрасна.

¬от огл€нусь назад - далека дорога.
¬от погл€жу вперед - впереди немного.
„то же там позади? √орода и страны.
∆енщины были - ∆анны, ћарии, јнны.
ƒружба была и верность. ¬ражда и злоба.
 омь€ земли стучали о крышку гроба.
—тарец ’арон над темною той рекою
ласково так помахивал мне рукою -
дескать, иди сюда, ничего не бойс€, .
вот, дескать, лодочка, с€дем, мол, да поедем.

 ак € цепл€лс€ жадно за каждый кустик!
 ак € ногт€ми в землю впивалс€ эту!
Ќет, повтор€л в беспам€тстве, не поеду!
«десь, говорил €, здесь хочу оставатьс€!

 Ќиточка жизни. Ўарик, непрочно свитый.
 «ыбкий туман надежды. ƒымок соблазна.
Ўтопаный, перештопанный, м€тый, битый,
жизнь, говорю €, жизнь все равно прекрасна.

ƒа, говорю, прекрасна и бесподобна,
как там ни своевольна и ни строптива -
ибо, к тому же, знаю весьма подробно,
что собой представл€ет альтернатива...

–обка€ речь ручь€. ѕерезвон капели.
ћартовской брагой дышат речные броды.
Ћопнула почка. ѕтицы в лесу запели.
¬ечный и мудрый круговорот природы.

Ќебо багрово-красно перед восходом.
Ћес опустел. ћорозно вокруг и €сно.
«дравствуй, мой друг воробушек,
с Ќовым годом!
’олодно, братец, а все равно - прекрасно!
»сточник: ѕрислал читатель


јѕ–≈Ћ№
≈ще апрель таилс€ у запруд,
еще была пуста его купель,
а он не почитал уже за труд
усиль€ капель
складывать в капель -
в копилку,
по копеечке,
копил,
как скр€га,
а потом на эту медь
себе рубаху синюю купил -
ни мне, ни вам подобной не иметь.

¬ рубахе синей,
конопат и рыж,
пустилс€ в пл€с,
как молодой цыган,
и все сосульки,
виснувшие с крыш,
запели,
как серебр€ный орган.

» тут уже поехало,
пошло,
а на вторые или третьи сутки,
в один из этих дней,
произошло
самоубийство мартовской сосульки,
котора€,
отча€вшись,
упала
с карниза
и покончила с собой,
чего никто, конечно,
не заметил.

јпрель был юн,
он весел был и светел
и щегол€л
в своей рубахе синей,
котора€ казалась голубой.
»сточник: ѕрислал читатель


 ј  ѕќ ј«ј“№ ¬≈—Ќ”
я так хочу изобразить весну.
ќкно открою
и воды плесну
на мутное стекло, на подоконник.
ј впрочем, нет,
подробности - потом.
я покажу сначала некий дом
и множество закрытых еще окон.
ѕотом из них € выберу одно
и покажу одно это окно,
но крупно,
так что вата между рам,
показанна€ тоже крупным планом,
подобна будет снегу
и горам,
что смутно проступают за туманом.
Ќо тут € на стекло плесну воды,
и женщина взойдет на подоконник,
и станет мокрой тр€пкой мыть стекло,
и станет проступать за ним сама
и вс€ в нем,
как на снимке,
про€вл€тьс€.

» станут в мокрой раме по€вл€тьс€
ее косынка
и ее лицо,
крута€ грудь,
округлое бедро,
колени.
икры,
наконец, ведро
у голых ее ног засеребритс€.
Ќо тут уж врем€ рамам отворитьс€,
и стекла на мгновенье отраз€т
деревь€, облака и дом напротив,
где тоже моет женщина окно.
» тут мы вдруг увидим не одно,
а сотни раскрывающихс€ окон
и женских лиц,
и оголенных рук,
вершащих на стекле прощальный круг.
» мы увидим город чистых стекол.
—ветлейший,
он высоких ждет гостей.
ќн ждет прибыть€ гостьи высочайшей.
ќн напр€женно жаждет новостей,
благих вестей
и пиршественной влаги.
» мы увидим -
ветви еще наги,
но веточки,
в кувшин водружены,
сто€т в окне,
как маленькие флаги
той дружеской высокой стороны.
» все это -
как замерший перрон,
где караул построилс€ дл€ встречи,
и трубы уже вскинуты на плечи,
и вот сейчас,
вот-вот уже,
вот-вот...
»сточник: ѕрислал читатель


 ј  ѕќ ј«ј“№ Ћ≈“ќ
‘онтан в пустынном сквере будет сух,
и будет витьс€ тополлиный пух,
а пыльный тополь будет неподвижен.
» будет на углу продажа вишен,
торговл€ квасом
и размен монет.
  полудню
на киоске "ѕиво - воды"
по€витс€ табличка "ѕива нет",
и продавщица,
мучась от зевоты,
закроет дверь киоска на засов.
“ут стрелка электрических часов
покажет час,
и сразу полвторого,
и резко остановитс€ на двух.
» все вокруг замрет,
оцепенеет,

и будет четок тополиный пух,
как снег на полотне монументальном.
» как на фотоснимке моментальном,
недвижно будет женщина сто€ть
и, тоненький мизинец оттопырив,
держать у самых губ стакан воды
с застывшими
недвижно
пузырьками.

» так же
за табачными ларьками
недвижна будет очередь к пивной.
Ќо тут ударит ливень проливной,
и улица мгновенно опустеет,
и женщина упр€четс€ в подъезд,
где очень скоро ждать ей надоест,
и, босоножки от воды спаса€,
она помчит по улице
боса€,
и это будет главный эпизод,
где женщина бежит,
и босоножки
у ней в руках,
и лужи в пузырьках,
и вс€ она от ливн€ золотитс€.
Ќо так же резко ливень прекратитс€,
и побежит по улице толпа,
и топол€ засветитс€ вершину
и в сквере заработает фонтан,
проедет поливальна€ машина,
в окно киоска будет солнце бить,
и пес из лужи будет воду пить.
»сточник: ѕрислал читатель


 ј  ѕќ ј«ј“№ ќ—≈Ќ№
≈ще не осень - так, едва-едва.
Ќи опыта еще, ни мастерства.
ќна еще разучивает гаммы.
Ќе вставлены еще вторые рамы,
и топол€ бульвара за окном
еще монументальны, как скульптура.
≈ще упруга их мускулатура,
но день-другой -
и все пойдет на спад,
про€витс€ осенн€€ натура,
и, предвар€€ близкий листопад,
листва зашелестит, как партитура,
и дождь забарабанит невпопад
по клавишам,
и вс€ клавиатура
    пойдет пл€сать под музыку дожд€.
Ќо стихнет,
и немного погод€,
         наклонностей опасных не скрыва€,
бегом-бегом
по линии трамва€
помчитс€ лист опавший,
отрыва€
      тройное сальто,
словно акробат.

» надпись "ќсторожно, листопад!",
не€сную тревогу вызыва€,
раскачиватьс€ будет,
как набат,
внезапно загудевший на пожаре.
» тут мы впр€мь увидим на бульваре
столбы огн€.

“ам будут листь€ жечь.
ј листь€ будут падать,
будут падать,
и ровный звук,
та€щийс€ в листве,
       напомнит о пр€мом своем родстве
с известною шопеновской сонатой.
» тем не мене,
листь€ будут жечь.

Ќо дождик уже реже будет течь,
и листь€ будут медленней кружитьс€,
пока бульвар и вовсе обнажитс€,
и мы за ним увидим в глубине
фонарь
     у театрального подъезда
на противоположной стороне,
и белый лист афиши на стене,
и профиль музыканта на афише.
» мы особо выделим слова,
где речь идет о нынешнем концерте
фортепианной музыки,
и в центре
      стоит - Ўќѕ≈Ќ, —ќЌј“ј No. 2.
» словно бы сквозь сон,
едва-едва
       коснутс€ нас начальные аккорды
шопеновского траурного марша
и станут отдал€тьс€,
повтор€€сь
вдали,
как позывные декабр€.

» матова€ лампа фонар€
затеплитс€ свечением несмелым
и высветит афишу на стене.
Ќо тут уже повалит белым-белым,
повалит густо-густо
белым-белым,
но это уже - в полной тишине.
»сточник: ѕрислал читатель


¬ќ—ѕќћ»ЌјЌ№≈ ќ — –»ѕ ≈
ќткуда-то из детства
бумажным корабликом,
запахом хвойной ветки,
р€дом со словом полька
или фольга,
вдруг выплывает
странное это слово,
шершавое и смолистое -
канифоль.
Ѕумажный кораблик,
елочна€ игрушка
скрипочка,
скрипка.
Ўумные инструменты моего детства -
дерев€нные ложки,
бутылки,
а также гребенки,
обернутые папиросной бумагой -
это называлось тогда
шумовым оркестром
и были там свои гении и таланты,
извлекавшие из всего этого
звуки,
потр€савшие наши сердца.
я играл на бутылках,
на дерев€нных ложках,
€ был барабанщиком
в нашем отр€де,
но откуда
это воспоминанье о скрипке,
это шершавое
ощущенье смычка,
это воспоминанье
о чем-то,
что не случилось?
»сточник: ѕрислал читатель


¬ќ—ѕќћ»ЌјЌ»≈ ќ ћј–”—≈
ћарус€ рано будила мен€,
ѕоцелу€ми покрывала,
» € просыпалс€ на ранней заре
ќт ћарусиных поцелуев.

»з сада загл€дывала в окно
яблонева€ ветка,
» €блоко можно было сорвать
≈два прот€нув руку.

ћы срывали влажный зеленый плод,
Ќадкусывали и бросали -
Ѕыли августовские плоды
“ерпки и горьковаты.

Ќо не было времени у нас, чтобы ждать,
ѕока они совсем созреют,
» грустно вспыхивали вдалеке
Ћейтенантские мои звезды.

ј €блоки созревали потом,
Ќаливались, падали наземь.
» грустно по саду она брела
ћимо плодов червоных.

я уже не помню ее лица,
Ќе вспомню, как ни стараюсь.
“олько вкус поцелуев на ранней заре,
¬кус несозревших €блок...
»сточник: ѕрислал читатель


* * *
¬се уже круг друзей, тот узкий круг,
√де друг моих друзей мне тоже друг,
» брат моих друзей мне тоже брат,
» враг моих друзей мне враг стократ.

¬се уже круг друзей, все уже круг
«накомых лиц и дружественных рук,
¬се шире круг потерь, все глуше зов
”шедших и умолкших голосов.

Ќо все слышней с годами, все слышней
Ќевидимых разрывов полоса,
Ќо все трудней с годами, все трудней
¬ычеркивать из книжки адреса,

¬ычеркивать из книжки имена,
¬ычеркивать, навечно забывать,
¬ычеркивать из книжки времена,
 оторым уже больше не бывать.

¬ычеркивать, вести печальный счет,
ѕоследний счет вести начистоту,
 ак тот обратный, медленный отсчет,
ѕеред полетом в бездну, в пустоту,

 огда уже - прощайте насовсем,
 огда уже - спасибо, если есть.
ѕоследний раз вычеркива€ - семь,
ѕоследний раз отбрасыва€ - шесть,

ѕоследний раз отсчитыва€ - п€ть,
» до конца отсчитыва€ всп€ть -
„етыре, три - когда уже не вдруг
Ќет никого, и разомкнетс€ круг...

–аспалс€ круг, прощайте, круга нет.
–аспалс€, ни упреков, ни обид.
—покойное движение планет
ѕо разобщенным эллипсам орбит.

» пустота. ≈е зловещий лик
¬се так же €сен, строен и велик.
»сточник: ѕрислал читатель


* * *
 ак мой дом опустел, все уехали, дом обезлюдел, 
в нем так неуютно теперь, 
непривычно и странно. 
Ќынче спать л€гу рано, и буду лежать неподвижно 
и слушать, как тикают стрелки 
и медленно падают капли из крана. 
”дивительно, как измен€ютс€ вещи, 
то вдруг совершенно ненужными нам станов€сь, 
то, напротив, 
гл€дишь - 
и дороже тебе, и нужнее, 
и другое совсем обретают значенье и вес, 
будто ты их увидел впервые, 
и вот уже смотришь нежнее. 
—тол и стул, и кровать, полотенце и кружка, часы 
и все прочие вещи сегодн€ другого исполнены смысла 
и стали иными, чем прежде. 
¬ыразительный жест одиночества вдруг проступает 
отчетливо
в этой недвижно вис€щей на стуле
забытой одежде.
ѕодойдешь и поправишь, погладишь рукою,
на краешек стула прис€дешь, 
устав от пустого шатань€. 
—ловно это не дом, а вокзал или зал ожидань€, 
где нет никого,
лишь одни ожидань€,
одни ожидань€.
» уноситс€ ветром попутным куда-то все дальше 
лет€щее мимо
транзитное облачко дыма,
и пронос€тс€ мимо мои поезда, все пронос€тс€ мимо, 
пронос€тс€ мимо. 
1981

»сточник: ѕрислал читатель


ѕ–ќЅ”∆ƒ≈Ќ№≈

ѕросыпаюсь - как заполночь с улицы в дом
торопливо вбегаю
и бегу через сто его комнат пустых,
в каждой комнате свет зажигаю -
загораютс€ лампочки, хлопают двери,
т€желые шторы на окнах
легко раздвигаютс€ сами,
постепенно весь дом наполн€етс€ шумом и шорохом,
шелестом, шепотом, топотом ног,
суетой, беготней, голосами,
с этажа на этаж - суетой, беготней - все быстрее -
обрывками фраз
о вчерашних делах и событь€х,
о том, о другом,
о делах, о погоде,
с этажа на этаж, из пролета в пролет -
все быстрей - коридорами -
- дайте пройти! не торчите в проходе! -
сто звонков, сто машинок - звен€т телефоны,
трещат арифмометры,
щелкают счеты,
с этажа на этаж - все быстрей - резолюции, выписки,
списки,
расчеты, подсчеты,
дом гудит уже весь, он гудит, словно улей,
и все его окна си€ют,
раскрыты навстречу встающему солнцу,
поющим синицам,
идущему мимо трамваю.
...Ёто € просыпаюсь. ѕроснулс€. √лаза открываю.
1976

»сточник: ѕрислал читатель


ѕ–ќ“ќ–≈Ќ№≈ ƒќ–ќ√»

ѕроторенье дороги, предчувствие, предваренье.
“ихое настроенье, словно идет снег.
» хочетс€ написать длинное стихотворенье,
в котором сошлись бы на равных и это и то.
„то-нибудь вроде - гнев, о богин€,
воспой јхиллеса,
ѕелеева сына - и дальше, строка за строкой,
где будут на равных провид€щие и слепые,
и нищий певец, скорб€щий о тех и других.
» чтобы в финале - семь городов сост€зались
за мудрого корень - и несколько еще слогов,
слагающихс€ из звуков падень€ снега
и короткого звука лопающейс€ струны...
ѕроторенье дороги, евангелье от —изифа,
неизменное, как моленье и как обр€д,
повторенье до, повторенье ре, повторенье мифа,
до-ре-ми-фа-соль одним пальцем сто лет подр€д.
» почти незаметное, медленное продвиженье,
передвиженье, медленное, на семь слогов,
на семь музыкальных знаков,
передвиженье
на семь изначальных звуков, на семь шагов,
и восхожденье,
медленное восхожденье,
передвиженье к невидимой той гр€де,
где почти не имеет значень€ до или после,
и совсем не имеет значень€ когда и где,
и дорога в горы,
где каждый виток дороги
чуть выше, чем предыдущий ее виток,
и виток дороги - еще не итог дороги,
но виток дороги важней, чем ее итог,
и в конце дороги -
не семь городов заветных,
а снова все те же, ощупью и впотьмах,
семь знаков, как семь ступенек, едва заметных,
семь звуков, как семь городов на семи холмах...
ѕроторенье дороги, смиренье, благодаренье.
Ўаг, и еще один шаг, и еще шажок.
“ихий снежок, ниспадающий в отдаленье.
«а поворотом дороги поющий рожок.
» как отзвук той неизбывной светлой печали,
в сумерках, одним пальцем, до-ре-ми-фа-соль,
и огарок свечи, и ро€ль, и оп€ть, как вначале, -
до-ре-ми-фа-соль,
до-ре-ми-фа-соль,
до-ре-ми-фа-соль...
1976

»сточник: ѕрислал читатель


ѕќѕџ“ ј ”Ѕџ—“–≈Ќ№я

я зимнюю ветку сломал, € принес ее в дом
и в стекл€нную банку поставил.
я над ней колдовал, € ей теплой воды подливал,
€ раскрыть ее листь€ заставил.
» раскрылись зеленые листь€,
растер€нно так раскрывались они,
так несмело и так неохотно,
и была так бледна и беспомощна бедна€ эта
декабрьска€ зелень -
как ребенок, разбуженный ночью,
испуганно трущий глаза
среди €ркого света,
как лохматый смешной старичок,
улыбнувшийс€ грустно
сквозь слезы.
1976

»сточник: ѕрислал читатель


√»Ѕ≈Ћ№ `“»“јЌ» ј`

∆елтый рисунок в забытом журнале старинном,
начало столеть€.
—тарый журнал запыленный,
где рой ангелочков пасхальных
бесшумно порхает
по выцветшим желтым страницам
и самодержец российский
на тусклой обложке журнальной
стоит, подбочен€сь картинно.
—тарый журнал, запыленный, истрепанный,
бог весть откуда попавший когда-то ко мне,
в мои детские руки.
∆елтый рисунок в журнале старинном - огромное судно,
крен€сь,
погружаетс€ медленно в воду -
тонет "“итаник" у всех на глазах, он уходит на дно,
ничего невозможно поделать.
 рики, стенань€, молитвы, прокл€ть€, отча€нье,
вопли отча€нь€, ужас.
–уки и головы, шл€пы и зонтики, сумочки, доски,
игрушки, обломки.
- Ёй, не цепл€йтесь за борт этой шлюпки! -
(веслом по вцепившимс€ чьим-то рукам!) -
мы потонем,
тут нет больше места!..
—густок, сцепленье, сплетенье страстей человеческих,
сгусток, сцепленье, сплетенье.
— детской поры моей, как наважденье,
все то же виденье,
все та же картина встает предо мной,
неизменно во мне вызыва€
чувство тревоги и смутное чувство вины перед кем-то,
кто был мне неведом.
... рики, стенань€, молитвы, прокл€ть€, отча€нье,
вопли отча€нь€ -
тонет "“итаник".
“онет "“итаник" - да полно, когда это было,
ну, что мне,
какое мне дело!
Ќо засыпаю - и снова кошмаром встает предо мною
все то же виденье,
и просыпаюсь оп€ть от не€сного чувства тревоги,
тревоги и ужаса -
тонет "“итаник"!
1876

»сточник: ѕрислал читатель


* * *

                      Ѕ. —луцкому

ќкрестности, пригород - как этот город зоветс€?
ќкрестности, пригород - как этот город зоветс€?
» дальше уедем, и пыль за спиною завьетс€.
» что-то нас гонит все дальше, как страх или голод, -
окрестности, пригород, город - как звать этот город?
„его мы тут ищем? ” нас опускаютс€ руки.
Ќельз€ возвращатьс€, нельз€ возвращатьс€ на круги.
«ачем нам тот город, встающий за клубами пыли, -
тот город, те годы, в которых мы молоды были?
Ќад этой дорогой трубили походные трубы.
  небритым щекам прикасались гор€чие губы.
“е губы остыли, те трубы давно оттрубили.
«ачем нам те годы, в которых мы молоды были?
Ќо снова душа захолонет и сердце забьетс€ -
вон купол и звонница - как эта площадь зоветс€?
¬он церковь, и площадь, и улочка - это не та ли?
Ќе эти ли клены над нами тогда облетали?
Ќо сад затер€лс€ среди колоколен и башен.
Ќо дом перестроен, но старый фасад перекрашен.
Ќо тех уже нет, а иных мы и сами забыли,
лишь пам€ть клубитс€ над ними, как облачко пыли.
«ачем же мы рвемс€ сюда, как паломники в ћекку?
«ачем мы пытаемс€ дважды войти в эту реку?
ћы с прошлым простились, и незачем дважды прощатьс€.
Ќельз€ возвращатьс€ на круги, нельз€ возвращатьс€.
Ќо что-то нас гонит все дальше, как страх или голод, -
окрестности, пригород, город - как звать этот город?
»сточник: ѕрислал читатель


* * *
„то-то случилось, нас все покидают.
—тарые дружбы, как листь€, опали.
...„то-то тарелки давно не летают.
—нежные люди куда-то пропали.
ј ведь летали над нами, летали.
ј ведь кружили по снегу, кружили.
ƒобрые феи над нами витали.
ƒобрые ангелы с нами дружили.
ƒобрые ангелы, что ж вас не видно?
ƒобрые феи, мне вас не хватает!
¬се-таки это ужасно обидно -
знать, что никто над тобой не летает.
...Ћучик зеленой звезды на рассвете.
 расной планеты ночное си€нье.
 ак мне без вас одиноко на свете,
о недоступные мне марсиане!
—нежные люди, ну что ж вы, ну где вы,
о белоснежные нежные девы!
ƒайте мне руки, раскройте объ€ть€,
о мои бедные сестры и брать€!
...√рустно прощаемс€ с детскими снами.
¬ымыслы наши прощаютс€ с нами.
 рыльев не слышно уже за спиною.
–обот храпит у мен€ за стеною.
»сточник: ѕрислал читатель


ѕЋј„ ќ ћј…ќ–≈  ќ¬јЋ≈¬≈
Ёто надо же, как распустились иные носы,
это надо же, как распустились!
Ќе простились ни с кем, никого не спросились,
по ѕитеру шл€тьс€ пустились!
ѕлачь, коллежский асессор, майор  овалев,
о своей драгоценной пропаже,
плачь о сыне возлюбленном, чаде заблудшем своем,
плачь о носе своем несравненном!
Ёто надо же, экий проказник бесстыжий,
шалун, шалопай,
вы подумайте, экий негодник!
Ќос - жуир, дон ∆уан, прощелыга и щеголь,
повеса и мот,
греховодник и дамский угодник!
‘рант в мундире с шитьем золотым, и при шпаге,
и в шл€пе с плюмажем,
разъезжает в карете, скажите, пожалуйста,
чем вам не статский советник!
—тыд и срам, господа,
ну пускай бы там палец мизинный какой
или что-нибудь в этаком роде -
а ведь это же нос, господа, нос по ѕитеру бродит
при всем при честном-то народе!
ƒа уже при одной только мысли об этом,
представьте,
впадает в смущенье
даже сам надзиратель квартальный, и пристав,
и прочие все благородные люди...
ѕлачь, майор  овалев, плачь, коллежский асессор,
кричи и стенай,
пред св€тыми молись образами!
√ромче плачь, рви рубаху нательную,
бей себ€ в грудь,
день и ночь обливайс€ слезами!
»бо самое страшное в нашей истории
даже совсем и не это, по сути,
ибо самого главного ты и не знаешь покуда,
и ведать не можешь,
понеже все тайной покрыто глубокой.
...ќн вернетс€ к тебе, твое чадо любезное,
блудный твой нос,
тво€ плоть,
твоей плоти безгрешной частица.
Ѕлудный сын твой вернетс€ к тебе,
блудный нос твой однажды к тебе возвратитс€.
“олько он ли, не он ли вернетс€ к тебе -
вот где главна€ видитс€ нам закавыка.
„то, как черти его подменили, другим заменили,
хот€ и отменно похожим по внешнему виду?
“ы премногие беды приимешь, майор  овалев, от него,
ты претерпишь еще
превеликие муки,
и однажды ты все же отвергнешь его,
ты отторгнешь его
по суровым законам врачебной науки.
ѕо законам природы отторгнешь его,
по суровым законам премудрой природы,
ибо плоть его будет, майор  овалев,
несовместна отныне с твоею.
...ѕоздний зимний рассвет петербургский,
ах, что-то случитс€ сегодн€,
ах, что-то, должно быть, случитс€!
Ќу-ка, выгл€нь в окошко, майор  овалев,
кто-то в дверь твою тихо стучитс€.
¬от уже и по лестнице слышитс€ шарканье ног,
вот уже в глубине коридора
слышен звук характерный сморкань€
и топот шагов -
грозный шаг твоего  омандора.
»сточник: ѕрислал читатель


ѕЋј„ ќ √ќ—ѕќƒ»Ќ≈ √ќЋяƒ »Ќ≈
√осподин √ол€дкин, душа мо€,
человече смиренный и тихий,
вольнодумец тишайший, бунтарь незадачливый,
сокрушитель печальный!
Ёто что за погода у нас,
что за ветер такой ока€нный!
Ёто что за напасти такие одна за другою
на голову нашу!
√осподин √ол€дкин, душа мо€,
старый питерский житель,
утешитель опальный, бедолага отпетый,
страстотерпец строптивый!
Ёто что там за мерзкие рожи мелькают
за этой трекл€той вьюгою
на Ќевском прошпекте,
что за гнусные хари, что за рыла свиные,
Ћюциферово гр€зное сем€!
√осподин √ол€дкин, душа мо€,
человек незлобивый и кроткий,
вольтерь€нец смиренный,
ƒон- ишот на манер петербургский!
„то за хитрые сети плетет сатана вокруг нас,
что уже нам и шагу ступить невозможно -
это что за потрава на нас, это что за облава,
как словно все разом бесовские силы
сошлись против нас
в этом дь€вольском тайном комплоте!
√осподин √ол€дкин, душа мо€,
старый питерский житель,
мой двойник, мой заветный тайник,
мой дневник, не написанный мною,
он стоит на холодном ветру, потира€ оз€бшие руки,
отвечает смиренно и кротко - авось обойдетс€!
√осподин √ол€дкин, душа мо€,
в чем воистину его сила,
не подвержен унынью - все авось, говорит, обойдетс€,
может, все еще к лучшему,
все еще к лучшему вдруг обернетс€,
к нам фортуна лицом повернетс€, судьба улыбнетс€!
ј вьюга-то, вьюга на проспекте на Ќевском
все пуще и пуще,
а свиные-то рыла за этой трекл€той вьюгою
уже и вконец обнаглели -
то куснуть норов€т, то щипнуть,
то за полу шинели подергать,
да к тому же при этом еще
заливаютс€ смехом бесстыжим.
√осподин √ол€дкин, душа мо€,
человек незлобивый и кроткий,
да ведь тоже недолго ему осерчать не на шутку!
ƒа ведь ежели этак-то дело пойдет,
тут уже и амбицией пахнет!
—атисфакцией пахнет, а может быть, даже того -
конфронтацией даже!
“ут уж, ежели что, господа, тут такое пойдет,
тут такое начнетс€!
“ут достанетс€, может быть, даже
си€тельным неким особам!
Ёй, кон€ господину √ол€дкину, черт побери,
да кольчугу, да шпагу!
ќстрый меч господину √ол€дкину, да поживее!..
Ѕарабаны бьют на плацу, барабаны бьют, барабаны.
„ей-то конь храпит, чей-то меч звенит,
чь€-то тень вдоль стены крадетс€.
 олокольчик-бубенчик звенит вдалеке,
звенит колокольчик.
“олько все обошлось бы, о господи, -
авось обойдетс€, авось обойдетс€!
»сточник: ѕрислал читатель


* * *
ƒн€ не хватает, дни теперь все короче.
ƒолгие ночи, в окнах гор€т огни.
ј прежде нам все никак не хватало ночи.
ј прежде - какие длинные были дни!
ј прежде, € помню,
день бесконечно длилс€ -
солнце палило, путь мой вдали пылилс€,
гром вдали погромыхивал,
дождик лилс€,
пот с мен€ градом лилс€, € с ног валилс€,
падал в траву, как мертвый,
не шевелилс€,
а день не кончалс€, день продолжалс€,
длилс€ -
день не кончалс€, длилс€ и продолжалс€,
сон мой короткий €вью перемежалс€,
€ засыпал, в беспам€тство погружалс€,
медленно самолет надо мной снижалс€,
он надо мной кружилс€,
он приближалс€,
а день не кончалс€, длилс€ и продолжалс€ -
день продолжалс€, длилс€ и не кончалс€,
€ еще шел куда-то, куда-то мчалс€,
с кем-то встречалс€,
в чье-то окно стучалс€,
с кем-то всерьез и надолго € разлучалс€,
и засыпал,
и пол подо мной качалс€,
а день продолжалс€, длилс€ и не кончалс€...
»сточник: ѕрислал читатель


* * *
Ѕыли смерти, рождень€, разлады, разрывы -
разрывы сердец и распады семей -
возвращень€, уходы.
Ѕыло все, как бывало вчера и сегодн€
и в давние годы.
¬се, как было когда-то, в минувшем столетье,
в старинном романе,
в  оране и в ¬етхом завете.
ќтчего ж это чувство такое, что все по-другому,
что все изменилось на свете?
’оронили отцов, матерей хоронили,
бесшумно смен€лись
над черной травой погребальной
за тризною тризна.
¬се, как было когда-то, как будет на свете
и ныне и присно.
ѕросто все это прежде когда-то случалось не с нами,
а с ними,
а теперь это с нами, теперь это с нами самими.
ј теперь мы и сами уже перед господом богом стоим,
неприкрыты и голы,
и звучат непривычно - теперь уже в первом лице -
роковые глаголы.
Ёто €, а не он, это ты, это мы, это в доме у нас,
это здесь, а не где-то.
¬ остальном же, по сути, совсем не существенна
разница эта.
¬ остальном же незыблем пор€док вещей,
неизменен,
на веки веков одинаков.
—нова в землю зерно возвратитс€,
и дети к отцу возврат€тс€,
и снова »осифа примет »аков,
» пойдут они р€дом, пойдут они, за руки вз€вшись,
как равные, сын и отец,
потому что сравн€лись отныне
своими годами земными.
“олько все это будет не с ними, а с нами,
теперь уже с нами самими.
¬ остальном же незыблем пор€док вещей,
неизменен,
и все остаетс€ на месте.
Ќо зато испытанье какое достоинству нашему,
нашему мужеству,
нашим пон€ть€м о долге, о чести.
 ак рекрутский набор, перед господом богом стоим,
неприкрыты и голы,
и звучат все привычней -
звучавшие некогда в третьем лице -
роковые глаголы.
» звучит в окончанье глагольном,
легко проступа€ сквозь корень глагольный,
голос леса и пол€, травы и листвы
перезвон колокольный.
»сточник: ѕрислал читатель


ѕќѕџ“ ј ”“≈Ў≈Ќ№я
¬се непреложней с годами, все чаще и чаще,
€ начинаю испытывать странное чувство,
словно € заново эти листаю страницы,
словно однажды уже € читал эту книгу.
ћне начинает все чаще с годами казатьс€ -
и все решительней крепнет во мне убежденье -
этих листов пожелтевших руками касатьс€
мне, несомненно, однажды уже приходилось.
я говорю вам - послушайте, о, не печальтесь,
о, не скорбите безмерно о вашей потере -
ибо € помню,
что где-то на п€той странице
вы все равно успокоитесь и обретете.
я говорю вам - не следует так убиватьс€,
о, погодите, увидите, все обойдетс€ -
ибо € помню,
что где-то страниц через дес€ть
вы напеваете некий мотивчик веселый.
я говорю вам - не надо заламывать руки,
хоть вам и кажетс€ небо сегодн€ с овчину -
ибо € помню,
что где-то на сотой странице
вы улыбаетесь, как ничего не бывало.
я говорю вам - € в этом могу поручитьс€,
€ говорю вам - ручаюсь моей головою,
ибо, воистину, ведаю все, что случитс€
следом за тою и следом за этой главою.
я и себе говорю - ничего не печальс€
я и себ€ утешаю - не плачь, обойдетс€.
я и себе повтор€ю -
ведь все это было,
было, бывало, а вот обошлось, миновало.
я говорю себе - будут и горше страницы,
будут горчайшие, будут последние строки,
чтобы печалитьс€, чтобы заламывать руки -
да ведь и это всего до страницы такой-то.
»сточник: ѕрислал читатель


* * *
я был приглашен в один дом,
в какое-то сборище праздное,
где белое пили и красное,
болтали о сем и о том.
—реди этой полночи вдруг
хоз€йка застолье оставила
и тихо иголку поставила
на долгоиграющий круг.
» голос возник за спиной,
как бы из самой этой полночи
шел голос, мол€щий о помощи,
ни разу не слышанный мной.
 ак голос планеты иной,
из чуждого нам измерени€,
мелоди€ стихотворени€
росла и росла за спиной.
—квозь шум продирались слова,
и в кратких провалах затиши€
ворочались четверостиши€,
как в щел€х асфальта трава.
Ќо нет, это был не пророк,
над грешными сими возвышенный, -
скорее ребенок обиженный,
тверд€щий постылый урок.
Ќо три эти слова - не спи,
художник! - он так выговаривал,
как будто гореть уговаривал
огонь в полуночной степи.
» то был рассказ о судьбе
пилота,
но также о бремени
поэта, служение времени
избравшего мерой себе.
» то был урок и пример
не славы, даримой признанием
а совести, ставшей призванием
и высшею мерою мер.
...я шел в полуночной тиши
и думал о предназначении,
об этом бессрочном свечении
бессонно гор€щей души.
Ѕыл воздух морозный упруг.
“€нуло предутренним холодом.
Ћуна восходила над городом,
как долгоиграющий круг.
» летчик летел в облаках.
» слово летело бессонное.
» плам€ гудело высокое
в бескрайних российских снегах.
»сточник: ѕрислал читатель


„≈Ћќ¬≈ , ѕќ’ќ∆»… Ќј —“ј–”ё ћјЎ»Ќ”
„еловек,
похожий на старую машину,
сделанную в дев€тнадцатом веке -
что-то от стефенсоновского паровоза,
от первых летательных аппаратов,
из породы воздушных шаров
и аэростатов,
с примесью конки и дилижанса,
экипажа и музыкальной шкатулки -
ржавые поршни и рычажки,
стершиес€ шестеренки и втулки -
и все это издает при ходьбе
поскрипыванье,
пощелкиванье,
дребезжанье.
„еловек,
похожий на старую машину,
сделанную в дев€тнадцатом веке,
он покупает в ближайшей аптеке
какие-то странные мази дл€ растирань€,
у которых такие таинственные названь€ -
бриони,
арника,
оподельдок,
а потом еще долго поскрипывает ледок
у него под ногами,
пока он вышагивает к себе домой
неуверенными шагами.
„еловек,
похожий на старую машину, сделанную в дев€тнадцатом веке,
он поднимаетс€
к себе на этаж,
не снима€ пальто,
присаживаетс€ на кушетку,
которую по-старинному называет софа
и котора€ откликаетс€ звуком фа,
когда он на нее садитс€...
“ак и сидит он,
не зажига€ огн€,
человек,
похожий на старую машину,
сделанную в дев€тнадцатом веке,
стара€ устала€ машина,
или просто сум,
как он в шутку себ€ называет,
хот€ он при этом вр€д ли подозревает,
что сум
по-украински
означает печаль,
да и по-русски звучит
достаточно грустно.
»сточник: ѕрислал читатель


ARS POETICA
¬се стихи однажды уже были.
—лоем пепла занесло их,
слоем пыли
замело,
и постепенно их забыли -
нам восстановить их предстоит.
Ќаше дело в том и состоит,
чтоб восстановить за словом слово
и оп€ть расставить по местам
так, как они некогда сто€ли.
Ёто все равно как воскрешать
смутный след,
оставленный в душе
нашими младенческими снами.
Ёто все равно как вспоминать
музыку,
забытую давно,
но когда-то слышанную нами.
¬от и смотришь -
так или не так,
вспоминаешь -
так или не так,
мучаешьс€ -
так ли это было?
ѕример€ешь слово -
нет, не так,
начинаешь снова -
нет, не так,
из себ€ выходишь -
нет, не так,
господи, да как же это было?
» внезапно вздрогнешь -
было так!
» внезапно вспомнишь -
вот как было!
Ќу конечно - так оно и было,
только так и было, только так!
»сточник: ѕрислал читатель


ќ —¬ќЅќƒЌќћ —“»’≈
- „то? - говор€т. - —вободный стих?
ƒа он традиции не верен!
—вободный стих неправомерен!
—вободный стих - негодный стих!
≈го, по сути говор€,
эстеты выдумали, снобы,
лишив метрической основы,
о рифме уж не говор€!..
Ќо право же, не в этом суть,
и спорить о свободе метра -
как спорить о свободе ветра,
реша€, как он должен дуть.
¬се это праздные слова.
¬ам их диктует самомненье.
 ак можно ставить под сомненье
его исконные права!
Ќет, ветер, дождь или трава
свободны по своей природе -
а стих,
он тоже в этом роде,
его природа такова.
» как ни требовал бы стих
к себе внимань€ и заботы -
все дело в степени свободы,
которой в нем поэт достиг.
¬от ѕушкина свободный стих.
ќн угрожающе свободен.
ќн оттого и неугоден
цар€м и раздражает их.
Ќо вы смотрите, как он жжет
сердца глаголами своими!
ј как свободно правит ими!
» не лукавит! » не лжет!
ќ, только б не попутал бес,
и стих по форме и по мысли
свободным был бы
в этом смысле,
а там - хоть в рифму, или без!
»сточник: ѕрислал читатель


* * *
¬ ћоскве мен€ не прописывали.
«агород мне не прописывали.

...ѕоселюсь в лесопарковой зоне.
ѕостелюсь на зелЄном газоне.

 нижку выну. Ќе книжку чековую,
а хорошую книжку „ехова.

„ехов - мой любимый писатель.
ќн весЄлый очень писатель.

я " рыжовник" перечитаю.
≈го многим предпочитаю.

ј потом усну в тишине.
—он хороший приснитс€ мне.

Ѕудто € лежу молодой
под ћосквой на передовой.

Ќикакой у мен€ обиды.
ƒва дружка у мен€ убиты.

я один остаюсь в траншее.
ќдному мне ещЄ страшнее.

ќдна мысль у мен€ в мозгу:
не пущу € врага в ћоскву.

«а спиною она, любима€.
—пи, ћосква мо€! —пи, любима€! 
до 1963 года

»сточник: ѕрислал читатель


Ќќ¬ќ√ќƒЌ≈≈ ѕќ—ЋјЌ»≈ ј–—≈Ќ»ё јЋ≈ —јЌƒ–ќ¬»„” “ј– ќ¬— ќћ”

 € кончил книгу и поставил точку...

» вот, € завершил свой некий труд,
которым завершилс€ некий круг,
€ кончил книгу и поставил точку.
» тут € вдруг, - хоть вовсе и не вдруг -
как раз и вспомнил эту ¬ашу строчку,
јрсений јлександрович, мой друг 
(эпитет "старший" не влезает в строчку,
не то бы € сказал, конечно, старший - ¬ы знаете, как мне не по душе
то нынешнее модное пижонство,
то панибратство, то амикошонство,
то легкое уменье восклицать
"ћарина-јнна, о ћарина-јнна",
не чувству€, что между "ћ" и "ј"
рокочет "–" и там зи€ет рана - горчайший знак
бесчисленных утрат),
јрсений јлександрович, мой брат,
мой старший брат по плоти и по крови
свободного российского стиха
(да и по той, по красной, что впиталась
навечно в подмосковные снега,
земную пробуравив оболочку),
итак, зачем, ¬ы спросите,
к чему
€ вспомнил эту ¬ашу строчку?
ј лишь затем - сказать, что ¬ас люблю,
и что покуда рано ставить точку,
что знаки препинань€ вообще - не наше дело,
их расставит врем€ -
знак восклицань€ 
или знак вопроса,
кавычки,
точку
или многоточье.
Ќо это все - когда-нибудь потом,
и пусть, кто хочет, думает о том,
а мы еще найдем, о чем подумать.
ѕозвольте же подн€ть бокал за ¬ас,
за ¬аше здравье
и за ¬аше им€,
где слово "јрс" - искусство -
как в шараде,
соседствует со словом "сень",
напомина€ отзвук потр€сений,
стократно повторившихс€ в душе,
за ¬аши рифмы и за ¬аш рифмовник,
за ¬аш письмовник и гербовник чести,
за ¬ас,
родной словесности фонарщик,
св€тых теней бессменный атташе,
за ¬аши арфы, флейты и фаготы,
за этот год и за другие годы,
в которых
жить и жить ¬ам,
вопреки
хитросплетень€м критиков лукавых,
чьи называть не станем имена.
ѕускай себе. Ќе наше это дело.
»сточник: ѕрислал читатель


* * *
п≠€ВпЊ€В пњпЊпЈпіпљпЄпє €Ап∞€Б€Бп≤пµ€В пЊп±пљп∞пґпЄп» пЄ €П€Бпљпµпє пЊп±пЊпЈпљп∞€ЗпЄп»
пЯпµ€АпµпЉпµпљ€Л п≤ пњ€АпЄ€АпЊпіпµ, п∞ пЈпљп∞€ЗпЄ€В, пЄ п≤ пљп∞€Ипµпє €Б€Гпі€Мп±пµ.
п°пЇпЊп»€МпЇпЊ п»пµ€В, €БпЇпЊп»€МпЇпЊ пЈпЄпЉ €Б €ВпЊпє пњпЊ€А€Л пњ€АпЊпљпµ€Бп»пЊ€Б€М, пЇп∞пЇ €П пљп∞€Зп∞п»
пШ€Е пњпЄ€Бп∞€В€М, €Н€ВпЄ пњпЄ€Б€МпЉп∞ пЉпЊпЄ, п п∞€Впµ€АпЄпљп∞, пЇ €Впµп±пµ?

пЯп∞€Г€ВпЄпљпЇпЄ п»пµ€В€П€В пљп∞пі пЊ€БпµпљпљпЄпЉ пњ€Г€Б€Впµ€О€ЙпЄпЉ €Бп∞піпЊпЉ.
пРп≤ﮈÈБ€ВпЊп≤€БпЇпЄ€Е п»пµ€БпЊп≤ пЈп∞п®пЊ€Апµп»пЄ€Б€М п≤піп∞п»пЄ пЇ€ГпњпЊп»п∞.
пҐ€Л пњ€АпЄ€Ип»п∞, п п∞€Впµ€АпЄпљп∞, пЄ €Б€Вп∞п»п∞ пЉпЊпЄпЉ п∞пі€Апµ€Бп∞€ВпЊпЉ
пФпЊ €ВпЊп®пЊ, пЇп∞пЇ €Пп≤пЄп»п∞€Б€М, пЄ пњ€Апµпґпіпµ пµ€Йпµ, €ЗпµпЉ п±€Лп»п∞.

пШ пЇпЊп®піп∞ пЉпµпљ€П п≤ пЉпЊпЇ€АпЊпЉ пЊпЇпЊпњпµ €БпµпЇп»п∞ пљпµпњпЊп®пЊпіп∞,
пШ пЇпЊп®піп∞ €П п≤€Б€Вп∞п≤п∞п», пњпЊп≤пЄпљ€Г€П€Б€М  п∞€АпЉпµпє€БпЇпЊпє €В€А€Гп±пµ,
пШ пЇпЊп®піп∞ €П п»пµпґп∞п» пљп∞ €Бпљпµп®€Г €БпЊ€АпЊпЇ пњпµ€Ап≤пЊп®пЊ п®пЊпіп∞ ЅИ  
п≠€ВпЊ п≤€Бпµ п±€Лп»пЄ пњпЄ€Б€МпЉп∞ пЉпЊпЄ, п п∞€Впµ€АпЄпљп∞, пЇ €Впµп±пµ.

пѓ €Впµп±пµ пњпЊ€Б€Лп»п∞п» пЄ€Е п≤ €Вп∞пЇпЄпµ п±пµпЈп±€Апµпґпљ€Лпµ піп∞п»пЄ,
пѓ €Впµп±пµ пЄ€Е пњпЄ€Бп∞п», п»пЄ€И€М пЊ €ВпЊпЉ пЈп∞€Вп∞пµпљпљпЊ €БпЇпЊ€Ап±€П,
пІ€ВпЊ пЊ€Вп≤пµ€Вп∞ €Гпґпµ пЊ€Впњ€Ап∞п≤пЄ€Впµп»€М піпЊпґпіпµ€В€Б€П пµпіп≤п∞ п»пЄ ЅИ  
пЭпµ€В, пљпµ €БпЇпЊ€АпЊ пµ€Йпµ €Н€ВпЄ пњпЄ€Б€МпЉп∞ піпЊпєпі€Г€В піпЊ €Впµп±€П.

пЭпЊ пЄ €Бп∞пЉ€Лпµ €В€А€Гпіпљ€Лпµ п≤ пґпЄпЈпљпЄ пЉпЊпµпє пњпЊп»пЊпґпµпљ€М€П,
пТ пњпµ€Апµпі€А€Пп®п∞€Е пµпµ, п≤ п±пµ€БпњпЊ€Йп∞піпљпЊпє пµпµ пЉпЊп»пЊ€В€Мп±пµ,
пТ€Бпµ €В€Апµп≤пЊп®пЄ пЉпЊпЄ, п≤€Бпµ пњпЊп±пµпі€Л пЄ п≤€Бпµ пњпЊ€Ап∞пґпµпљ€М€П ЅИ  
п≠€ВпЊ п≤€Бпµ п±€Лп»пЄ пњпЄ€Б€МпЉп∞ пЉпЊпЄ, п п∞€Впµ€АпЄпљп∞, пЇ €Впµп±пµ.

пТ€Бпµ€О пЇ€АпЊп≤€М€О пњпЄ€Бп∞п» пЄ€Е, пњпЄ€Бп∞п», пњпЊп®пЄп±п∞€П пЊ€В пґп∞пґпі€Л,
пТ€Бпµ€О п±пЊп»€М€О €Бп≤пЊпµ€О, пЊпіпљпЊ п»пЄ€И€М пЄпЉпµ€П п≤ п≤пЄпі€Г, 
пІ€ВпЊ пњ€Г€БпЇп∞пє пљпµ €Бпµпє€Зп∞€Б, пљпµ €Бпµп®пЊпіпљ€П, п∞ п≤€Бпµ пґпµ пЊпіпљп∞пґпі€Л
пҐ€Л пњ€АпЊ€З€Впµ€И€М пЄ€Е пЇпЊп®піп∞-€ВпЊ п≤ піп≤пµ €В€Л€Б€П€ЗпЄ пњпµ€Ап≤пЊпЉ п®пЊпі€Г.

пФпµпљ€М €БпЉпµпљ€Ппµ€В€Б€П піпљпµпЉ, пЄ €НпњпЊ€Е€Г €БпЉпµпљ€Ппµ€В €НпњпЊ€Еп∞. 
пТ€Бпµ пњ€АпЄпµпЉп»€О, пЇп∞пЇ пµ€Б€В€М, пљпЄ пљп∞ €З€ВпЊ пљпµ пњпµпљ€П€О €Б€Гпі€Мп±пµ.
пСп»п∞п®пЊпіп∞€АпљпЊ пњ€АпЄпњпЊпЉпљ€О пЈп∞ пЉпЄп® піпЊ пњпЊ€Бп»пµпіпљпµп®пЊ п≤пЈпіпЊ€Еп∞ ЅИ  
пТ€Бпµ пЄпі€Г€В пµ€Йпµ пњпЄ€Б€МпЉп∞ пЉпЊпЄ, п п∞€Впµ€АпЄпљп∞, пЇ €Впµп±пµ.
»сточник: ѕрислал читатель


* * *
пХ€Бп»пЄ п±€Л €П пЉпЊп® пљп∞€Зп∞€В€М €Бпљп∞€Зп∞п»п∞
пС€АпµпљпљпЊпµ €Бп≤пЊпµ €Б€Г€Йпµ€Б€Вп≤пЊп≤п∞пљ€Мпµ,
пѓ п±€Л пњ€АпЊпґпЄп» пґпЄпЈпљ€М €БпЊп≤€БпµпЉ пљпµ €Вп∞пЇ ЅИ  
пЯ€АпЊпґпЄп» п±€Л €П пґпЄпЈпљ€М пЉпЊ€О пЄпљп∞€Зпµ.
пѓ пљпµ €Б€Вп∞п» п±€Л піпµп»п∞€В€М €ВпЊ пЄ €ВпЊ.
пѓ €Б€ГпЉпµп» п±€Л €Бпіпµп»п∞€В€М €ВпЊ пЄ €Н€ВпЊ.
пЭпµ €В€Гпіп∞ пњпЊ€Ипµп» п±€Л, п∞ €В€Гпіп∞.
п° €ВпµпЉпЄ п±€Л пњпЊпµ€Еп∞п», п∞ пљпµ €Б €ВпµпЉпЄ.
пЧпљп∞€П €ВпЊ€ЗпљпЊ, €З€ВпЊ пЄ пњпЊ€ЗпµпЉ€Г,
пѓ п±€Л п≤€Бпµ пЄпљпЊ€О пЉпµ€АпЇпЊпє пЉпµ€АпЄп».
пЭпЄ пЈп∞ €З€ВпЊ пљпµ п≤пµ€АпЄп» п±€Л €ВпЊпЉ€Г,
пР €ВпЊпЉ€Г пЄ €Н€ВпЊпЉ€Г п±€Л п≤пµ€АпЄп».
пѓ п±€Л €ВпЊ пЄ €Н€ВпЊ €БпЊп≤пµ€А€ИпЄп».
пѓ п±€Л пЊ€В €ВпЊп®пЊ-€ВпЊ пЊ€ВпЇп∞пЈп∞ﻈБ€П.
пҐпµ пЄ €Впµ п≤пЊпњ€АпЊ€Б€Л €Ап∞пЈ€Апµ€ИпЄп», 
пҐпµ€Е пЄ €Впµ€Е п≤пЊпњ€АпЊ€БпЊп≤ пљпµ пЇп∞€Бп∞ﻈБ€П.
п°п»пЊп≤пЊпЉ, пњпЊп»€Г€ЗпЄп≤ €Бп≤пЊпµ п≤піп≤пЊпєпљпµ,
п†п∞пі€Г€П€Б€М €Вп∞пЇпЊпє €Бп≤пЊпµпє €Гпіп∞€Зпµ,
п≠€В€Г, п≤пљпЊп≤€М піп∞€АпЊп≤п∞пљпљ€Г€О пЉпљпµ,
пЯ€АпЊпґпЄп» п±€Л €П пґпЄпЈпљ€М пЉпЊ€О пЄпљп∞€Зпµ.
пШ п≤ пњ€Апµпіпіп≤пµ€А€Мпµ €Б€В€ГпґпЄ п»пµпі€ПпљпЊпє,
пЄ пЇпЊпљ€Жп∞ п≤€ВпЊ€АпЊпє пЉпЊпµпє піпЊ€АпЊп®пЄ,
пҐпЄ€ЕпЄпє, €Гп±пµп»пµпљпљ€Лпє €БпµпіпЄпљпЊпє,
пѓ пњпЊпіп≤пµп» п±€Л п®€А€Г€Б€Впљ€Лпµ пЄ€ВпЊп®пЄ.
пШ п≤ пЇпЊпљ€Жпµ пњпЊп≤€ВпЊ€АпљпЊп®пЊ пњ€Г€ВпЄ,
пЄ €ВпЊп®пЊ пњпЊ€Бп»пµпіпљпµп®пЊ пњ€АпЄ€Зп∞п»п∞, 
пѓ €БпЇп∞пЈп∞п» п±€Л ЅИ  п®пЊ€БпњпЊпіпЄ, пњ€АпЊ€Б€ВпЄ,
пФп∞пє пљп∞€Зп∞€В€М пЉпљпµ, п®пЊ€БпњпЊпіпЄ, €Бпљп∞€Зп∞п»п∞!
пШп±пЊ пґпЄпЈпљ€М, пЊпљп∞ пЉпљпµ пЄ €Бп∞пЉп∞
п°€ВпЊп»€МпЇпЊ €Ап∞пЈ піп∞п≤п∞п»п∞ €Гп±пµпіпЄ€В€М€Б€П ЅИ  
пЯпЊпЈпіпљпЄпє пЊпњ€Л€В пЈ€Апµп»пЊп®пЊ €ГпЉп∞
пТпЊпЈ€Ап∞€Б€В€Г пі€А€Гп®пЊпЉ€Г пљпµ п®пЊпіпЄ€В€Б€П.
пФп∞ пЄ €БпЇпЊп»€МпЇпЊ пґпЄпЈпљпµпє пљпµ пґпЄп≤пЄ ЅИ 
п п∞пЇ п±€Л €Н€В€Г п»пЊпіпЇ€Г пљпЄ п»пЊпЉп∞п»пЊ ЅИ  
п°пЇпЊп»€МпЇпЊ п≤ €Н€ВпЊпЉ пЉпЊ€Апµ пљпЄ пњп»€Лп≤пЄ ЅИ 
пТ€Бпµ €Ап∞п≤пљпЊ пњпЊпЇп∞пґпµ€В€Б€П, €З€ВпЊ пЉп∞п»пЊ.
пУ€АпЊпЈпљ€Лпє	 €Жп∞€А€М пљп∞ п±€АпЊпљпЈпЊп≤пЊпЉ пЇпЊпљпµ.
п°п∞€АпЇпЊ€Дп∞п®пЄ пУ€Апµ€ЖпЄпЄ пЄ п†пЄпЉп∞.
пЦпЄпЈпљ€М пЉпЊ€П, ﻈОп±п»€О €Впµп±€П п≤піп≤пЊпєпљпµ
пШ пЈп∞ €ВпЊ, €З€ВпЊ €В€Л пљпµпњпЊп≤€ВпЊ€АпЄпЉп∞.
пСп»п∞п®пЊпіп∞€Апµпљ п≤пµ€В€А€Г пЄ пЈп≤пµпЈпіпµ.
пЧп≤€ГпЇп∞пЉ п≤пЊпіпЊпњп∞піп∞ пЄ €Бп≤пЄ€Апµп»пЄ.
ЅФШп°€В€А€ГпєпЇп∞ пі€ЛпЉп∞. п п∞пњп»€П пљп∞ п»пЄ€Б€Впµ.
пУ€АпЊпЈпЊп≤пЊпµ пЊп±п»п∞пЇпЊ €БпЄ€АпµпљпЄ.
пТпµ€Впµ€А пЄ пЈп≤пµпЈпі€Г п±п»п∞п®пЊпіп∞€А€О.
пЯпµ€БпµпљпЇ€Г пњ€АпЊ€И€Г, €З€ВпЊп± пљпµ пЉпЊп»€Зп∞п»п∞.
- пУпЊ€БпњпЊпіпЄ п≤€Бпµп≤€Л€ИпљпЄпє! ЅИ  п®пЊп≤пЊ€А€О ЅИ  
пХ€Бп»пЄ п±€Л пЉпљпµ п≤€Бпµ €Н€ВпЊ €Бпљп∞€Зп∞п»п∞!

»сточник: ѕрислал читатель


* * *
пУпЊп≤пЊ€АпЄп»пЄ - п»п∞піпљпЊ, пњпЊ€Впµ€АпњпЄ, 
п≤€АпµпЉ€П - пЊпљпЊ п±€Л€Б€В€АпЊ пњ€АпЊп»пµ€ВпЄ€В.
пЯ€АпЊп»пµ€Впµп»пЊ.
пУпЊп≤пЊ€АпЄп»пЄ - пљпЄ€Зпµп®пЊ, пњ€АпЊпєпіпµ€В,
€Б€Вп∞пљпµ€В пњпЊпљпµпЉпљпЊп®€Г пЈп∞пґпЄп≤п∞€В€М.
пЧп∞пґпЄп≤п∞п»пЊ.
п°€Вп∞пљпµ€В пњпЊпљпµпЉпљпЊп®€Г пЈп∞пґпЄп≤п∞€В€М,
пС€ГпєпљпЊ€О €В€Ап∞п≤пЊ€О пЈп∞€Ап∞€Б€Вп∞€В€М.
пЧп∞€Ап∞€Б€Вп∞п»пЊ.
пТ€АпµпЉ€П ﻈÈLjИпµ п≤€Б€ПпЇпЄ€Е п»пµпЇп∞€Апµпє,
п≤€АпµпЉ€П €Вп≤пЊ€О пі€Г€И€Г пЄ€Б€Жпµп»пЄ€В.
пШ€Б€Жпµп»пЄп»пЊ.
пЭ€Г пЄ п»п∞піпљпЊ, п≤пЊ€В пЄ €ЕпЊ€АпЊ€ИпЊ,
€БпЉпЊ€В€АпЄ€И€М - пЄ пЈп∞п±€Лп»пЊ€Б€М, пљп∞пЇпЊпљпµ€Ж.
пЭпµ пЈп∞п±€Лп»пЊ€Б€М.
пТ пњп∞пЉ€П€ВпЄ пЊ€Б€Вп∞п»пЊ€Б€М - пњ€АпЊ€Б€ВпЊ п≤ €Йпµп»€М,
пЇп∞пЇ пЈп≤пµ€АпµпЇ, пЈп∞п±пЄп»пЊ€Б€М.
»сточник: ѕрислал читатель


* * *
п°п∞пЉ пњп»п∞€ВпЄп» пЈп∞ €Бпµп±€П, €Бп∞пЉ пњп»п∞€ВпЄп», пљпЄпЇпЊп®пЊ пљпµ п≤пЄпљ€П.
пЭпЄпЇпЊп®піп∞ пљпµ ﻈОп±пЄп», €З€ВпЊп±€Л пЇ€ВпЊ-€ВпЊ пњп»п∞€ВпЄп» пЈп∞ пЉпµпљ€П.
п п∞пЇ пґпµ €Вп∞пЇ пњпЊп»€Г€ЗпЄп»пЊ€Б€М, €З€ВпЊ €П пЊпЇп∞пЈп∞ﻈБ€П п≤ піпЊп»п®€Г ЅИ  
пТ€Бпµ пњп»п∞€З€Г пЄ пњп»п∞€З€Г ЅИ  €Ап∞€Бпњп»п∞€ВпЄ€В€М€Б€П пљпЄпЇп∞пЇ пљпµ пЉпЊп®€Г. 

п° пњпЊпЇп∞€ПпљпљпЊпє пі€Г€ИпЊпє п≤ €Вп≤пЊпЄ піп≤пµ€АпЄ €Б€ВпЊпЇ€Ап∞€ВпљпЊ €Б€В€Г€З€Г€Б€М.
пѓ пµ€Йпµ €Ап∞€Бпњп»п∞€З€Г€Б€М, п®пЊп≤пЊ€А€О, €П пµ€Йпµ €Ап∞€Бпњп»п∞€З€Г€Б€М.
пѓ пЈп∞ п≤€Бпµ пЈп∞пњп»п∞€З€Г, €П пЈп∞ п≤€Бпµ €Ап∞€Бпњп»п∞€ВпЄ€В€М€Б€П €ЕпЊ€З€Г ЅИ 
пС€Гпі€ВпЊ п»пµп®€Зпµ €Впµп±пµ пЊ€В€ВпЊп®пЊ, €З€ВпЊ пЄ €П пЈп∞пњп»п∞€З€Г!

пҐп∞пЇ пґпЄп≤€Г піпµпљ€М пЈп∞ піпљпµпЉ п≤ пЈп∞пЇпЊп»піпЊп≤п∞пљпљпЊпЉ €Н€ВпЊпЉ пЇ€А€ГﮈГ.
пТ€Бпµ пњп»п∞€З€Г пЄ пњп»п∞€З€Г ЅИ  €Ап∞€Бпњп»п∞€ВпЄ€В€М€Б€П пљпЄпЇп∞пЇ пљпµ пЉпЊп®€Г.
пТ€Бпµ пњп»п∞€З€Г пЄ пњп»п∞€З€Г- пЊ€Б€Вп∞€О€Б€М п≤ пљпµпЊпњп»п∞€ВпљпЊпЉ піпЊп»п®€Г.
пФпЊ пњпЊ€Бп»пµпіпљпµп®пЊ піпљ€П €Ап∞€Бпњп»п∞€ВпЄ€В€М€Б€П €Гпґпµ пљпµ €БпЉпЊп®€Г. 
»сточник: ѕрислал читатель