Римма Казакова
 все об авторе
Примечание: Потому что эти произведения взяты из других источников, я не ручаюсь за их достоверность. Выверенные тексты находятся на заглавной странице автора. По мере сверки с достоверными источниками, эти стихотворения будут переводится в основной раздел.
Содержание:

» Ах, Москва моя летняя!..
» Банальная баллада
» Были слова, но потом...
» Было плохо. Другу...
» В море горя и...
» Вариант героя
» Вожди
» Выпал снег, но до восьми...
» Гимн России
» Годы, годы! Вы прошли?..
» День города
» Для России нехитрым был выбор...
» Жарко
» Заря аэропортная, все снова впереди...
» Застойное ретро
» Иронический этюд об отцах и детях
» Как ты - так я. Твое тебе верну...
» Кто победит в...
     » Люблю мужскую доброту...
» Мой город, я с тобою - не одна...
» Неосуществленные надежды!..
» Нет личной жизни...
» Отголосок
» Перспектива
» Питие есть веселие Руси...
» По поводу нового-старого гимна
» Про тех, кто в душе живет
» Пространства взмыли и опустели...
» Пятницы
» Рейтинг
» Словно всю жизнь свою переломила...
» Сойди с холма и затеряйся разом...
» Стрежевое
» Ступлю туда, куда ступлю...
» Талая вода
» Хочется...
» Я житейским бесчисленным радуюсь хлопотам...
» Я не умела жить несмело...
* * *
Сойди с холма и затеряйся разом
в траве, коль мал, и в чаще, коль велик.
Сойди с холма! - велят душа и разум
и сердце опустевшее велит.

Наполнит вдох цветенье диких вишен,
прильнет к ногам грибная полутьма...
Ты зря решил, что вознесен, возвышен
лишь тем, что озираешь даль с холма.

Сойди с холма - и станет небо шире,
и будет жизнь такой, - сойти с ума!
И ты поймешь, как много мира в мире.
Он звал тебя давно сойти с холма.

А этот холм, что пред тобой маячит,
где был как будто к звездам ближе ты,
он ровным счетом ничего не значит
для жизни в измеренье высоты.

Он не вершина, он лишь холм, не боле,
но будешь с ним в соседстве неплохом, -
ты обретешь свой лес, и дол, и поле,
и даже по-иному - этот холм.

И все как надо в сердце соберется,
и все тебе подскажет жизнь сама.
Пусть на холме останется березка -
твой постовой... А ты - сойди с холма.
Источник: Поэтическая коллекция Леонида Эдельмана


* * *
Ступлю туда, куда ступлю,
в грех превращая прегрешенье,
не спрашивая разрешенья
на то, что как хочу люблю.

Сама приду, сама уйду,
сама за все, про все отвечу,
за прелесть-глупость человечью,
за яблоки в чужом саду.

Пусть моя душенька болит,
она от боли только больше.
И было это так, что - боже! -
пусть мое яблочко кислит.

Хочу того, чего хочу,
и нет ни страха, ни запрета.
и что пропето - то пропето,
по сердцу, хоть не по плечу.

Люблю того, кого люблю,
и странным, ласковым смиреньем
и этим вот стихотвореньем
свое несбыточное длю...
Источник: Поэтическая коллекция Леонида Эдельмана


* * *
Я житейским бесчисленным радуюсь хлопотам.
Их так много, они - как дождинки весенние...
Пережитые беды становятся опытом.
Он не учит, а он создает настроение.
Поглядят и подумают: горя не знавшая!
Словно птичка на ветке, заметят, завидуя.
А в душе я еще столько боли донашиваю,
и еще доглотать не успела обиды я.
Но с бездушием рыбьим, со злобой крысиною
да и с собственной глупостью все же покончено.
Пережитые беды становятся силою,
и шагаю - как будто танцую - по кочкам я.
Наполняется мир неотведанной радостью.
Лампы в окнах домов - словно свечи во храмах.
Пережитые беды становятся храбостью -
жить, как будто и не было бед этих самых.
Источник: Поэтическая коллекция Леонида Эдельмана


* * *
Я не умела жить несмело.
Но смелость не всегда права.
И сколько раз она немела,
смирней травы, белее мела,
глотая слезы и слова.

Я больше не сгущаю краски,
как пульс мне не стучит в виски,
и не из-за опаски встряски
считаю: подлежат развязке
не все узлы и узелки.

Так трудно этот опыт нажит!
Да только прок-то в нем какой?
Ждать, что вдруг милость жизнь окажет
и узел  за узлом развяжет
когда-нибудь своей рукой?..
Источник: Поэтическая коллекция Леонида Эдельмана


* * *
Как ты - так я. Твое тебе верну.
Вздохну, шагну, живой из пекла выйду.
Я слабая, я руку протяну.
Я сильная, я дам себя в обиду.

И прочь уйду. Но не с пустой душой,
не в затаенной горестной гордыне, -
уйду другою. Не твоею. Чужой.
И присно. И вовеки. И - отныне.
Источник: Прислал читатель


* * *
Кто победит в
нелепом этом споре?
Кто разрешит для нас с тобой его?
Не стоишь ты моей прекрасной боли,
я холода не стою твоего.
Нам друг для друга суждено остаться:
мне – слабостью, немыслимой в борьбе,
и бесполезной, если разобраться,
бездушной, скучной силою – тебе.
Источник: Прислал читатель


* * *
Было плохо. Другу
позвонила.
Друг не отозвался на звонок.
Улица молчание хранила.
Каждый дом был тих и одинок.
Нет и почтальона даже... Как мне,
как вернуть мне мир счастливый мой?
И пришлось по крохотке, по капле
всё собрать и вновь сложить самой.
Источник: Прислал читатель


* * *
Нет личной жизни,
от прочих отличной,
личной,
первичной...
Ах: аналитики – всё о политике!
Нет жизни личной.

Сердце не тянет,
быть уже хочет
просто копилкой.
И не заглянет
кто-то с цветочком
или с бутылкой.

Нет личной жизни!
Больше не светит
в мощном и малом.
Нет личной жизни.
А у соседей –
прямо навалом!

Я их, должно быть,
возненавижу.
Озноб по коже!
Я поцелуи сквозь стену слышу.
Но всхлипы – тоже...
Стала учёней
и защищённей
в мире фальшивом.
Может, и чёрт с ней,
пустой, никчёмной
личной жизнью?!

Но всё клокочет,
закатом прочит,
чем стать могли бы.
Ведь поцелуи
всё-таки громче
звучат,
чем всхлипы!

Нет личной жизни.
Вкус потеряла
к цели движенья.
Нет личной жизни!
Смотрю сериалы...
Жду продолженья.
Источник: Прислал читатель


* * *
В море горя и
любви,
больше не в долгу,
я сжигала корабли –
и опять сожгу.
Корабли твои, мои...
Но когда я жгла,
было больше, чем любви,
света и тепла.
Источник: Прислал читатель


БАНАЛЬНАЯ БАЛЛАДА
Жила девчонка. И любви ждала.
Не это ли и значит, что - жила?
Она ждала любви, ломала пальцы,
она читала в книжках про любовь,
про то, как любят страстные испанцы,
про то, что это - щит, опора, панцирь,
безумный миг, восстание рабов!
Но вот пришел он, тот, кого ждала.
Сначала закусила удила.
Потом пошла - и было больно, свято.
Но то, что свято, почему-то смято.
О, книжный червь, чтоб не сойти с ума,
сожри все эти лживые тома!

Жила на свете женщина одна.
Она любила, сидя у окна,
забыв, что муж пьянчужка и зануда,
листать страницы, ожидая чуда.
Но вот он, чудотворец, тут как тут.
Он знает хорошо, чего здесь ждут.
Хотите чуда? Вот вам два мазка:
духи "Москва" и ресторан "Москва"...
А на ресницах черная слеза.
Подешевели что-то чудеса!

Живет, весьма не юная уже,
старушка на девятом этаже.
Она качает внука и в больницу
все ходит, навещает старика.
И за здоровье старика боится.
А уж могуч-то был! До сорока.
Старик был добр? Любил ее? Ну да.
Довольна внуком, и детьми, и домом.
Но отчего, склонясь над книжным томом,
вздыхает, что уже не молода...
Прошло? Ушло? Да было ль вообще?!
Вотще!

Скажи, любовь, так где же ты, бродяжка?
Одна, а предназначена двоим...
Тебе морочить голову не тяжко
нам, детям неприкаянным твоим?
А может, нет тебя, и ни к чему
все эти перебранки, пересуды
и этот колокольный звон посуды,
вся эта блажь - ни сердцу, ни уму?!

Но в переулке девочка живет.
Она живет, не просто хлеб жует.
По вечерам, когда ей темнота
мохнатую кладет на плечи лапу,
она садится и включает лампу.
Она великим делом занята,
она читает в книгах про любовь
и ждет любви, как обещает книга:
великого, ликующего мига,
который - как восстание рабов...
Где ты, ЛЮБОВЬ?
Источник: Прислал читатель


ТАЛАЯ ВОДА
        1

Я остров, я атолл, коралл,
и среди бела дня
мужчина, как большой корабль,
уходит от меня.

Уходит прямо, не тайком,
сияя и трубя!
А я мечтала о таком,
а я ждала тебя.

Не в одиночестве жила.
Я смутно, с первых лет,-
твое дитя, твоя жена,
твой след и ясный свет.

Но, гордо брызгами пыля,
исчезнешь ты вдали
с запасом хлеба и угля,
с теплом моей земли.

О, это женская беда!
Мы - женщины, и мы -
вам пастбища, и города,
и реки, и холмы.

Мне ничего не жаль, корабль.
К другой земле причаль.
Ни - возвратить, ни - покарать,
поэтому - прощай!

О, эта женская беда
горька и высока:
суда уходят без суда,
туда - в моря, в века...

Прощай, мой берег, мой корабль.
Ни слезоньки из глаз.
К тебе, как к дереву кора,
прильну в последний раз.

        2

Ах студено,
ломотно
из колодца пить!
Ах, недобро,
ломано
мне тебя любить.

Не мое ведерко,
не моя вода...

Куда ведешь ты,
любовь-беда?

Пью, стучу зубами,
льдинками хрущу.
Другим забавно,
а я грущу...

Распахиваюсь щедро!
Но в ответ -
щепки,
щепки...
А леса нет!

Капли,
капли -
душа-капель...
Как мне,
как мне
дышать теперь?

Отойти,
а после
гадать:
"Было - не было?.."

Кому ты поле?
Кому ты небо?

Кому -
не пока лишь,
не тайком,
не по капле,
а целиком?
Не знаю,
не ведаю...
Попаду в беду.
Сломанною веткою
упаду.

Но, пока живая,
бьюсь, как перепелка,
кулаки сжимая
в трудных переплетах...

Но, пока живая,
глаза в глаза...
Так прошивает
улицу гроза!

Готова
"здравствуй!"
тебе сказать.
Готова драться.
Готова ждать...
И представить страшно
в прозрении трезвом,
что все это -
зряшно,
что все это -
треснет...

        3

Люби меня!
Застенчиво,
боязно люби,
словно мы повенчаны
Богом и людьми...

Люби меня уверенно,
чини разбой -
схвачена, уведена,
украдена тобой!

Люби меня бесстрашно,
грубо, зло.
Крути меня бесстрастно,
как весло.

Ломай меня бездумно,
как кусты сирени.
Иди за мной безумно,
будто я - сирена...

Люби меня по-отчески,
воспитывай, лепи,-
как в хорошем очерке,
правильно люби...
Люби совсем неправильно,
непедагогично,
нецеленаправленно,
нелогично...

Люби дремуче, вечно,
противоречиво...
Буду эхом, вещью,
судомойкой, чтивом,

подушкой под локоть,
скамейкой в тени...
Захотел потрогать -
руку протяни!

Буду королевой:
ниже спину, раб!
Буду каравеллой:
в море! Убран трап.

Яблонькой-дичонком
с терпкостью ветвей...
Твоей девчонкой,
женщиной твоей.

Усмехайся тонко,
защищайся стойко,
злись,
гордись,
глупи...

Люби меня только.
Только люби!
Источник: Прислал читатель


* * *
Хочется
восхождения,
ясности, зренья линзы.
Хочется
Возрождения
с тайною Моны Лизы.

Хочется вымыть дочиста
в комнате окна, двери.
Хочется
богоборчества
и настоящей веры.

Верую в листья первые,
в яблоневые завязи,
где под цветочной пеною -
ни суеты,
ни зависти.

Верую в правду зернышка -
лучший на свете принцип!
Верую,
словно Золушка,
что повстречаю принца.

Верю в искусство -
п?агоду
с искрой звезды падучей,
как в половодье, в пахоту,
в черный ломоть пахучий.

Время ведет все круче,
точно Суворов - Альпами.
Мчимся, ломая тучи,
за парусами алыми.
Источник: Прислал читатель


ВОЖДИ
Смогли без Бога - сможем без вождя. 
Вожди, вожди! Народец ненадежный. 
Гадай: какая там под хвост вожжа, 
куда опять натягивают вожжи...

Послушные - хоть веники вяжи - 
шли за вождем, как за козлом овечки. 
Пещерный век, анахронизм, вожди! 
Последней веры оплывают свечки.

Лупите, полновесные дожди, 
чтоб и в помине этого не стало! 
Аминь, вожди! На пенсию, вожди! 
Да здравствует народ! Да сгинет стадо!

Я, может, и не так еще живу, 
но верю в совесть. 
По ее закону я больше лба себе не расшибу
ни об одну державную икону.
1964

Источник: Прислал читатель


ПЯТНИЦЫ

Среди землетрясений, потрясений
живем, не запинаясь и не пятясь. 
У времени не густо воскресений, 
зато в любой неделе - 
по семь пятниц.

Вы, пятницы - 
воскресники, субботники,
и просто так,
и что-то еще сверх...
Мы - ваши безотказные работники:
за так, за - после дождичка в четверг.

Гуляем под сибирские пельмени.
Спим намертво,
как дети, как бойцы.
Но снова 
к перемене, к перемене!
бренчат под ухом ваши бубенцы.

Над тихими восторгами домашними, 
над свадьбами, над грохотом работ 
летит, как клоун, время вверх тормашками, 
переиначив все наоборот.

А счастья лотерейные билетики
пенсионер у ГУМа продает. 
А время, как учебник диалектики, 
полно противоречий и забот.

А время чем-то мучается, мается,
замешивает в радость лебеду,
а время нас ломает и ломается,
и трудно жить на свете с ним в ладу.

И все-таки прекрасно утром пялиться 
на новый дом, что вчерчен в горизонт... 
Ах, пятницы мои! 
Я тоже - Пятница. 
Чем удивишь сегодня, Робинзон?!.. 
1965

Источник: Прислал читатель


* * *

Выпал снег, но до восьми 
все убрали, черт возьми! 

Чтобы было все, как было, 
у домов и у реки,
драют землю, как кобылу,
деревянные скребки.

Дворник снег совком сгребает
и метлой метет крыльцо,
как редактор выскребает
неугодное словцо.

Сон под утро слишком крепкий -
в нас скребки вонзают скрепки.
О, липучее, как грипп, -
скрип, скрип!

С безответностью ребенка 
снег выходит из игры.
Чисто-чисто, под гребенку
оболванены дворы.

Встанем, выспавшись на славу, 
высыпем на белый свет. 
Белый? Снег свезен на свалку. 
Все, как раньше. Снега нет... 
1965

Источник: Прислал читатель


ЗАСТОЙНОЕ РЕТРО

...Как жалко мне тебя! Ты взял и умер.
Решил дилемму: быть или не быть. 
Увы, брат, ни в "Березке" и ни в ГУМе
ни счастья, ни здоровья не купить.

Слегка жуликоват и враль немного, 
чуть спекулянт, кому попало - друг,
а в общем, если говорить не строго,
нормальный парень, как и все вокруг.

Мог выпить, но для жизни без урона,
слукавить мог - не больше, чем иной.
Ну да ведь ты - не белая ворона, 
и не начальник ты, и не больной...
Ты умер. А вот время поменялось.
Ты б измениться мог ему под стать! 
Но умер, умер ты - какая жалость! 
Ты просто не успел хорошим стать. 
1986

Источник: Прислал читатель


* * *

Ах, Москва моя летняя! 
Звезды. Храмов лукошки...
Олимпийская ленточка 
в неспортивной ладошке. 
Чтоб к тебе природниться, 
все сумела, сумею, 
хоть не стала, столица,
чемпионкой твоею, 
капиллярчик твой лучик
в свете, хлынувшем разом, 
от равненья на лучших 
чуть косящая глазом... 
Твой, с мечтой беззаветной -
искру нежную высечь, 
твой, совсем незаметный 
человечек из тысяч, 
все молящий душою: 
вот такою большою, 
породненной, родною 
пребывай надо мною! 
Пребывай многоточьем, 
обещающим, вещим... 
Пребывай моим отчим, 
моим истинно вечным. 
Ах, какого ты роста! 
Как добра твоя сила. 
И как славно и просто 
подрастать пригласила. 
Оттого и не маюсь 
и с веселой толпою 
я расту, поднимаюсь, 
обнимаюсь с тобою...
1981

Источник: Прислал читатель


* * *

Мой город, я с тобою - не одна.
Твой взгляд, с вниманьем пристальным
и жаждой
в мой каждый шаг вникающий, - за каждой
стеной, за каждой линзою окна.

Днем, в сумерках, в прозрачный ранний час, 
спасаясь от дождя, на солнце жарясь 
или в метро полого погружаясь, 
в себе, в своем я ощущаю нас.

И всем, кто одинок, помочь хочу: 
подросточку, что смотрит грустновато 
из будки телефона-автомата, 
усталому седому москвичу,

который постигает новый жанр 
пенсионерской поступи по скверу, 
приезжему, утратившему веру 
в отзывчивость столичных горожан.

Мой город, весь - от сути до мазка, 
твой вечный дополняющего облик, 
ты - музыка, я - отголосок, отклик, 
отливочка безмерного "Москва".

Я не одна здесь, у Москва-реки, 
где куполов округлость золотая, 
где снег, на стены красные слетая, 
касается свежо моей руки.

Твой гул и шум - такая тишина... 
А тишина - кипенье многолюдья. 
Несу тебя в себе, и, что ни будет, 
мой город, я с тобою - не одна!

И добротой твоей окрылено 
в моей душе органно, оркестрово 
рождается несказанное слово... 
Тебе и мне принадлежит оно.
1984

Источник: Прислал читатель


ДЕНЬ ГОРОДА

...Да, Москва, ты видала немало, 
ты себя воспевала и жгла, 
ты, быть может, не все понимала, 
но дышала, жила и была.

Ты была отупением буден, 
опрокинутых в праздничный шквал, 
и не только вождем на трибуне, 
а народом, что мимо шагал.

Как постичь, где - просвет, а где прочерк, 
как, что втоптано, вспомнить, поднять, 
ту же самую Красную площадь 
как по-новому сердцем понять?

Только дни с дребеденью мирскою, 
только лобные дни - не навек. 
Ты, Москва, остаешься Москвою, 
бесконечная, как человек.

И враждебной виной не заляпать 
неубитые наши мечты, 
и нечистым рукам не залапать 
первозданной твой лепоты!

Кто - костьми, кто - душою, не вбитой 
в безысходность чужой колеи, 
мы в чумных, черных пятнах обиды, 
те же самые дети твои.

Что-то начато, что-то маячит, 
рвется в подлинный мир из мирка. 
Мы людьми остаемся, а значит - 
остается Москвою Москва.
1988

Источник: Прислал читатель


* * *

Годы, годы!
Вы прошли?
Ну а может, вы настали?
Неужели соловьи
оттомили, отсвистали?

Отблистало столько дней, 
но во всем, что мне осталось, 
все счастливей, все больней 
я люблю любую малость.

Мне что - холод, что - жара, 
что - гулянка, что - работа... 
Помирать уже пора, 
а рожать детей охота!

Ах, не ставьте мне в вину 
грех прекрасного разлада! 
Повернуло на весну! 
Ну а может, так и надо?..
1987

Источник: Прислал читатель


СТРЕЖЕВОЕ

Кружевной и вечный, как утес, 
далеко остался город Томск. 
Прилетела. Тихо огляделась. 
Словно на посту сторожевом, 
высоки деревья в Стрежевом. 
Я для них - никто. 
И в этом прелесть.

Прелесть в том, что в цепкой суете
нас терзают те, кому мы - те,
кто зовется самым в жизни близким.
Я полетом душу тряхану,
от любви проклятой отдохну!
Я простором обопьюсь сибирским.

Ты прими меня, чужая жизнь, 
за мою ладошку подержись, 
лоб горячий, холодя, потрогай.
Я, в своей запутавшись судьбе, 
хоть на миг да прислонюсь к тебе. 
Даже это будет мне подмогой.

Потому что, мимо проскользя, 
зла друг другу причинять нельзя. 
Отдышусь - и что-то вновь забрезжит. 
И, быть может, грешную, меня, 
нежной, снежной свежестью звеня, 
Стрежевое вынесет на стрежень!
1989

Источник: Прислал читатель


ВАРИАНТ ГЕРОЯ

          Саше Новикову

Друг мой, мелкий мафиози, 
ты мне дорог потому, 
что не маешься в колхозе,
не готовишь впрок суму,

что в цеху не варишь сталь ты, 
не пошел в ученый люд,
что начальником не стал ты, 
что всего лишь - честный плут,

но трудяга, хоть и жулик, 
правда, в норме, не за край, 
что стараешься, не шутишь, 
создаешь свой личный рай.

И, привычный к переменам,
счастье зыбкое куешь:
то - спортсменом, то - барменом,
то - водителем отменным,
то - базарным бизнесменом...
Ну и что же?
Ну и что ж?!

Ах, мой милый доставала, 
всплывший из народных гущ! 
Век тебя недоставало, 
ты и вправду всемогущ!

Нынче, темпа не теряя, ясно, 
что - не за стихи, 
ты мне джинсы притаранил
и французские духи.

Все, как надо, по-российски: 
из какой-то пустоты 
вытряхнул бутылку виски,
дефицитные сосиски 
и шампунь яичный ты.

И умчал, подобный грому, 
не роняя лишних слов, к 
гулкому аэродрому 
совершать ночной улов.

Энергичный хват столичный, 
(что же делать, ты - таков!) 
ты отхватишь куш приличный 
у приезжих простаков.

А к утру домой примчишься,
опрокинешься в кровать, 
и вздохнешь, и отключишься: 
все - о'кей, на сердце чисто, 
можно честно почивать.

Не случайно, не вслепую, 
не за помощь мне любую, 
понимая, что не прост, 
все равно тебя люблю я,
обаятельный прохвост!

Ты ведь, мальчик, - только детка, 
ты наивен, чист и мал, 
ты - на фоне страшных, тех, кто 
полстраны разворовал.

Кто фигуры так расставил, 
что иначе не сыграть,
подворовывать заставил, 
побираться, подвирать...

Ты всего лишь плоть живая, 
все мечты твои - дымок.
рядом с тем, чего желает 
кабинетный демагог!

Залетай опять с товаром 
в дом мой, как к себе домой. 
Накормлю тебя задаром 
тем, что бог послал самой.

Заскочи - хоть чуть согреться 
и, расчетов не ища, поглупеть, 
вернуться в детство 
над тарелкою борща.
1990

Источник: Прислал читатель


ИРОНИЧЕСКИЙ ЭТЮД ОБ ОТЦАХ И ДЕТЯХ

Не вся мне молодость по нраву, 
не вся мне юность по нутру, 
и я не всю ее ораву 
себе под крылышко беру.

Нас отличали пыл, и стойкость, 
и романтический порыв. 
А их неверье и жестокость - 
обрыв, невскрывшийся нарыв.

Наш долг нам в доблесть не засчитан, 
их доблесть: что не так - на слом! 
В чем нам неведенье - защитой, 
для них невежество - заслон.

И суть не в роке и не в брейке, 
ты этим в душу им не тычь! 
И все ж одно - на диком бреге, 
другое - если в сердце дичь.

Я заплатить готова кровью 
за то, что, может, зря боюсь, 
и что-то все же им открою
да и без них не обойдусь...

И как там музыка ни бухай, 
как спесью каждый ни надут, 
быть может, с гордою "старухой" 
они язык еще найдут.
1990

Источник: Прислал читатель


* * *

Неосуществленные надежды!
Вы - как устаревшие одежды.
Возвратимся ль к вам мы?! И когда?
Если б поняла, еще девчонка, -
свет ваш лишь морочит обреченно, -
тратила бы страстно, увлеченно
столько сердца, воли и труда?!

Но не то меня томит и гложет...
Мир на этом и стоит, быть может,
что умеем верить просто так.
Человек прекрасно безоружен
перед тем, чему он сам не нужен,
ну а он отдаст всю жизнь, всю душу
за ветрами взвитый этот стяг!

Неосуществленные надежды!
Сбудьтесь хоть бы в чем-нибудь утешно!
И тогда не жалко ничего.
Вот опять счастливая, слепая,
в неосуществимое влипаю,
смелым сердцем стену прошибаю
и все также не щажу его!
1990

Источник: Прислал читатель


* * *

"Питие есть веселие Руси..."
Вот и умчались хмельные года,
да не трезвее в народе.
"Умный проспится, дурак - никогда!"
Вот и проснулись навроде.

Кто-то осудит былое, чудак:
что там - бутылка и корка?
Пьем вряд ли меньше, да как-то не так.
Горькую - истинно горько!

Поднакопилась постыдная злость.
Светлыми редко бываем.
Раньше от радости зелье лилось,
нынче - тоску заливаем.

Дух притупился, да ум-то остер.
Это ли не во спасенье?
Может, зальем негасимый костер
и будущее воскресенье?

Может, научимся снова корпеть
над колоском и лозою?
Может, научимся пить, станем петь
и не с надрывной слезою...

Может, заслужим, испив все сполна,
зерна от плевел отсеяв,
право на добрую чару вина,
на питие и веселье!
1990

Источник: Прислал читатель


РЕЙТИНГ

Нынче модно слово "рейтинг".
Это значит те и эти,
ну а кто - первей, главней?
Стал двадцатым, вышел в третьи...
Торопитесь, руки грейте
в быстролетном, пестром свете
фейерверковых огней!

...Как ваш рейтинг? Довод веский:
любит вас народ простецкий.
А кого ему любить?
Вас, коль в митинговом треске
вы - не пена, не довески,
вы к чему-то рветесь зверски!
Видно, так тому и быть.

Вот решенье лобовое.
измерять твоей любовью
все, замученный народ
Пусть недолгою, слепою,
выклянченной, взятой с бою...
Нет, на мой аршин, с тобою
надо бы наоборот.

Мне любви твоей не нужно,
безоружной и недужной,
той, что бьется, непослушный
дух надеждою трепя.
Горестно, непоказушно,
не вопя о том натужно,
как ни тошно, как ни душно,
я сама люблю тебя.

Ты - народ, я - в поле ветер,
ты б меня и не заметил,
это я - с тобой вдвоем,
ты мне дан на белом свете,
ты за это не в ответе,
что с другими мне не светит.
У тебя - нормальный рейтинг
в сердце ревностном моем.

А еще есть, - как плотина,
резкое "альтернатива".
Выбирай, дели, дроби!
Но одна, не коллективно,
может быть, вполне рутинно,
тихо, безальтернативно
я - в своей к тебе любви.
1990

Источник: Прислал читатель


ПЕРСПЕКТИВА

Одинокая мать по проспекту пилит,
модно волосы распустила.
Одинокой душой в перспективе парит.
А в руке одиноко ребенок прилип -
ее истинная перспектива!
1991

Источник: Прислал читатель


* * *

Заря аэропортная,
все снова впереди
Любимый, я работаю.
Любимый, подожди!

Ну вот сидела б рядышком ...
Да я и так с тобой
А жизнь - она как ядрышко
под крепкой скорлупой.

Иду с усмешкой бодрою,
а мир продрог, промок
Работаю, работаю,
держусь, как поплавок.

Вскипают полдни потные,
слетает ночь к нулю...
Работаю, работаю!
Люблю тебя, люблю.

И в дивный час свидания 
не речь - одни слога,
не станет явным тайное -
понятнее слегка,

Разлука беззаботная.
Просторы - кораблю!
Люблю тебя. Работаю.
Работаю. Люблю!
1991

Источник: Прислал читатель


* * *

       "Умом Россию не понять"
               Ф. Тютчев

Для России нехитрым был выбор.
или - прочь отошел,
или - выпил...
Ну и правильно,
коль разобраться!
То горчим на устах,
то торчим на постах
и то славу куем,
то - богатство.

У России все - так,
через шляпу
Ни Америку к нам,
ни Европу
не приладить
Трясет - не дай Боже!
Нас умом не понять.
А какую-то мать
понимать и не надо, похоже.

Не измерить нас общим аршином
на просторе, пока что обширном
Все нас губит -
никак не погубит!
Кто-то все же поймет
наш неровный полет -
тот, кто верит, однако,
и любит.

* * *
У стены лежит старуха...

У стены лежит старуха:
сердце ли, усталость?
Жить ей не хватает духа?
Или - годы, старость?

Поослабли наши узы,
нет тепла в народе.
Как какие-то французы,
мимо мы проходим.

И в просторах обозримых -
холод без предела.
Неужели чертов рынок
это все наделал?

В переходах тянут дети.
"Есть хочу. Подайте!"
Что стряслось на белом свете?
Люди, отгадайте!

Но таит отгадку город.
Лишь вранье - на вынос!
То ли вправду это - голод,
то ли просто бизнес.

И жалеть я разучаюсь.
фактор неуместный.
И помалу превращаюсь
в часть картинки мерзкой.

Наступил медведь на ухо.
И на сердце, вроде...
На земле лежит старуха.
Мимо жизнь проходит.

Бьют кремлевские куранты.
Шторм качает сушу.
А слепые музыканты
Все терзают душу. 
Источник: Прислал читатель


ОТГОЛОСОК
...Глуха душа его, глуха,
Как ни ломись, не грохай.
И значит, в этом нет греха,
Что и моя оглохла?

Давно оглохшие, давно
Засохшие, как прутья,
Немое, странное кино
Все крутим, крутим, крутим.

Нема душа его, нема.
Я говорить умела,
Но рядом с нею и сама
Как камень онемела.

Забыты звуки и слова,
К тому же - как нелепо! -
Слепа душа его, слепа,
Вот и моя - ослепла.

Хочу прозреть, хочу опять
Услышать звуки речи.
Хочу сказать, хочу обнять,
Да только нечем, нечем...

Душа глуха, нема, слепа -
Печальная личина!
Но все еще болит слегка
И, значит, излечима.
Источник: Прислал читатель


* * *
Пространства взмыли и опустели.
Была – растенье, а стала – птица.
Пропало чувство своей постели.
Хочу на космос облокотиться.
Пропало чувство причала, дома, 
все, что от холода отделяло.
И на диване, без одеяла 
заснула, чем-то чужим ведома.
Там, где вздыхаю и пребываю, 
любое может со мной случиться.
Дорогу странную пробиваю, 
и всё – без края, а я – частица.
Источник: Прислал читатель


ЖАРКО
Когда я маленькой была, 
я помню: жарко было.
И, жизнерадостно гола,
я в трусиках ходила.
А взрослых аж кидало в жар, 
их зной сжимал в объятьях,
и мне их было очень жаль
в их пиджаках и платьях.
Теперь, как правила велят, 
прилично я одета,
и косточки мои болят
от жарких вздохов лета.
И лишь когда со мной любовь – 
а не над умной книжкой! –
я становлюсь с восторгом вновь
малышкой и голышкой.
Источник: Прислал читатель


ПРО ТЕХ, КТО В ДУШЕ ЖИВЕТ
Тихо, тихо всё во мне
Очень тихо
Где-то в тихой тишине
Сердце тикает
Тишина стекает с век
Тихо. Слишком...
И в душе, как тихий снег, -
Ты, неслышен
Из прозрачного тепла
Соткан вечер
Тихо вслушаюсь в тебя,
Словно в вечность
Тихо, тихо всё во мне
Плоть - как воздух.
В тишине, как в вышине -
Счастья отзвук.
Это было или нет?
Если сплыло
Всё равно остался свет,
Знак, что было.
Было, смыло тлен и муть -
И умчало
Тишина. И снова -путь.
И - начало.
Источник: Прислал читатель


* * *
Были слова, но потом, а сначала
Новорожденное счатье лучилось.
Смысла от вымысла не отличала.
Не замечала - не получилось.

Верилось сложно, тревожно несмело,
Нежно надежда надеждой лечилась...
Ты не сумел или я не сумела
Больше не важно - не получилось.

Нынче тебя я прощаю, отступник,
Завтра окажешь и мне эту милость.
Завтра быть может опомнится стукнет
Сердце, да поздно - не получилось.

Ты за бронею и я уже в латах.
Церковь восторгов от нас отлучилась.
Милый, не надо, нет виноватых.
Это бывает - не получилось.

Это бывает, это бывает...
Как я убийственно обучилась,
Что и любовь и любовь убивает.
Милый, воскресни! Не получилось.
Источник: Прислал читатель


* * *
Люблю мужскую доброту.
Люблю,когда встречаюсь с нею,
Уверенность мужскую ту,что он ,мужик,во всём умнее.
Мужчина,статус свой храня,от этой доли не уставший,
Недооценивай меня,прощай как младшим умный старший.
Будь снисходительным,как Бог,
И,даже истиной пожертвуй:
Считай,что ты мне всем помог,
Что,как ребячий ум мой женский.
О,женский ум!Уродство! Горб!
А ты как будто не заметил.
И был величественно добр
И этой добротою светел.
И просто силой естества напомнил,что умна иль бездарь
Я- женщина,и тем права,
Как говорил поэт известный...

Источник: Прислал читатель


ГИМН РОССИИ
Славься, Русь,
святая и земная,
в бурях бед
и в радости побед,
Ты одна
на всей земле -
родная,
и тебя дороже нет.
Ты полна любви и силы,
ты раздольна и вольна.
Славься, Русь,
великая Россия,
наша светлая страна!
Русь моя, всегда за все в ответе,
для других
ты не щадишь себя.
Пусть хранят
тебя на белом свете
правда,
вера
и судьба!
Источник: Прислал читатель


ПО ПОВОДУ НОВОГО-СТАРОГО ГИМНА
А ну-ка вновь при красном флаге,
под нудный большевитский гимн
постройте всех, кто жил в ГУЛАГе,
и объяснить сумейте им,
что это - рынок и свобода,
не реставрация, а не...
немножко сталинская мода
в немножко ленинской стране.
Источник: Прислал читатель


* * *
Словно всю жизнь свою переломила...
Ясное "здравствуй" звучит как "прощай".
Я говорю тебе: "Милый-немилый, 
милым не ставший, 
какая печаль..."
Милый-немилый, итог так ли важен?
Жизнь продолжается, грусть затая.
Милый-немилый,ничто нас не вяжет,
только проклятая память моя.
Словно песок золотой я намыла,
Столько сумела, постигла, смогла.
Все же я счастлива, милый-немилый,
Хоть эта вспышка была недолга.
Мне все равно,с кем ты,
С нею ли,  с нею или один, как звезда в вышине, 
Милый, да разве я право имею?
Милый-немилый, ты милый вдвойне.
Не возвратить не слезами, ни силой...
Но где там, в пролетевшем навек,
Мне тоже быть твоей милой-немилой,
Милый-немилый ты мой человек...
не знаю

Источник: Прислал читатель