Андрей Вознесенский

ЛЕЙТЕНАНТ ЗАГОРИН
Я во Львове. Служу на сборах, 
в красных кронах, лепных соборах. 
Там столкнулся с судьбой моей 
лейтенант Загорин. Андрей. 
(Странно... Даже Андрей Андреевич, 1933, 174. Сапог 42. Он дал мне свою гимнастерку. Она сомкнулась на моей груди тугая, как кожа тополя. И внезапно над моей головой зашумела чужая жизнь, судьба, как шумят кроны... «Странно»,— подумал я...)
Ночь. 
Мешая Маркса с Авиценной, 
спирт с вином, с луной Целиноград, 
о России 
    рубят офицеры. 
А Загорин мой — зеленоглаз! 

И как фары огненные манят — 
из его цыганского лица 
вылетал сжигающий румянец 
декабриста или чернеца. 

Так же, может, Лермонтов1 и Пестель, 
как и вы, сидели, лейтенант. 
Смысл России 
       исключает бездарь. 
Тухачевский ставил на талант. 

Если чей-то череп застил свет, 
вы навылет прошибали череп 
и в свободу 
глядели 
через — 
как глядят в смотровую щель! 

Но и вас сносило наземь, косо, 
сжав коня кусачками рейтуз. 
«Ах, поручик, биты ваши козыри». 
«Крою сердцем — это пятый туз!» 

Огненное офицерство! 
Сердце — ваш беспроигрышный бой, 
Амбразуры закрывает сердце. 
Гибнет от булавки
болевой.

На балкон мы вышли. 
Внизу шумел Львов. 
Он рассказал мне свою историю. У каждого
     офицера есть своя история. В этой была
                    женщина и лифт.
    «Странно»,— подумал я... 
1965

Примечания
1. См. раздел М.Лермонтова на этом сайте. Обратно

Andrei Voznesensky.
Antiworlds and "The Fifth Ace".
Ed. by Patricia Blake and Max Hayward.
Bilingual edition.
Anchor Books, Doubleday & Company, Inc.
Garden City, NY 1967.




Ne vidno kirillicu?

А. Вознесенский
Страница автора:
стихи, статьи.


СТИХИЯ:
крупнейший архив
русской поэзии